Общество

С крестом и Библией несли свет православия в Иране орловские священники

Давным-давно на древней земле Персии встретились два уроженца Орловщины. Они были разными по характеру, но их объединяла одна цель – нести свет православия народам Востока. К большому сожалению, на Орловщине их светлая память не увековечена.

Факты, изложенные в этом материале, в орловской прессе публикуются впервые.

На поле брани

Урмия. Название этого древнего города сегодня в России мало кому известно. Между тем этот далёкий иранский город до 1917 года был на слуху у россиян. О нём писали в газетах, говорили политики, военные. Русскими героями Урмии восторгались, ставили в пример молодому поколению.

На современной карте Ирана город Урмия расположен к северо-западу от Тегерана, недалеко от границы с Турцией.

С древних времен через Урмию шли торговые караваны из Индии на Кавказ и в Константинополь. За этот город правители Востока не раз сходились на поле брани. Лилась кровь, дым пожарищ застилал небо. В конце XIX века Урмия вновь оказалась в орбите большой политики…

Белый царь

Знаете, как на Востоке называли русского царя? Белый царь. Белый – цвет святости, добра, надежды.

По школьному курсу истории многие знают, что во второй половине XIX веке Россия покорила Кавказ. От Каспийского до Черного морей взвился Русский флаг. Полководец Шамиль сдался. Россия вплотную подошла к границам османов и персов. Но на этом не остановилась. В конце XIX века она начинает активно осваивать территорию Персии (с 1935 года – Ирана). В то время это была проблемная страна. Власть шаха – номинальная. На местах царили произвол и коррупция. Множество религий и течений. Маги, колдуны, шарлатаны, святые…

И вот в мае 1897 года в Урмию пришли русские. Нет! Это были не военные и даже не купцы. Это были русские священники в черных рясах, с крестами на груди и библией в руках. Так началась история Урмийской духовной миссии.

Её первым основателям пришлось нелегко: родина далеко, тяжелые климатические условия (летом столбик термометра поднимается до + 40Сº), плохие дороги, настороженность местного мусульманского населения, пограничный район, где беспокойный сосед – Османская империя. А еще не хватало денег. Ежегодные субсидии, выделяемые Святейшим Синодом, были крайне скромными. Денег не хватало даже на покупку церковных книг. Но они не сдались.

 Власти довольны, газеты шумят

В 1898 году в истории Урмийской духовной миссии произошло знаковое событие: местное ассирийское население почти в полном составе приняло православие.

Ассирийцы – древний народ. Их предки в своё время держали в страхе народы Востока. Потом очаг великой цивилизации угас, но народ остался. К началу XX века в приурмийском районе проживало около 50 тысяч айсоров – так их ещё называли. Измученные гнётом местных властей, они с надеждой смотрели на Белого царя. Обещание политической и материальной помощь со стороны России стало главной причиной их единодушного принятия православия.

Успех русских миссионеров в Урмии вызвал огромный отклик в России. Власти довольны, газеты шумят. Образ русских миссионеров, сеющих слово Божье в раскаленной солнцем Персии, вызывает большой отклик. О них говорят за чаем, на балах, светских раутах, в кулуарах власти.

Урмийская духовная миссия выдвинулась в один ряд с зарубежными русскими миссиями в Америке, Японии, Китае. И это было только начало!

Прикипит сердцем

Епископ Сергей

Весной 1902 года в Урмийскую духовную миссию прибыл 24-летний иеромонах Сергий (в миру Алексей Петрович Лавров). Он был одним из тех, кого отцы церкви в обязательном порядке отправляли служить в разные уголки России и зарубежья. Кто-то после положенного срока возвращался на родину и получал направление в другой приход, а кто-то прикипал сердцем и оставался на долгие годы вдали от родины.

В тот день никто не знал, что Сергий прикипит сердцем к Востоку и сыграет значимую роль в истории Урмийской духовной миссии. Он родился 2 февраля 1878 года в деревне Глазуново Мценского уезда Орловской губернии в семье священника. Окончил 1-е Орловское духовное училище, Орловскую Духовную семинарию и Санкт-Петербургскую духовную академию. Старшие наставники ему прочили блестящее будущее и даже хотели оставить при академии на научном поприще. Но юношу тянуло на Восток.

Утлый кораблик

Путь до Урмии в те годы был неблизкий и занимал больше двух недель. По Николаевской железной дороге через Харьков и Ростов-на-Дону до Новороссийска, оттуда до Батума шёл пароход. С перрона местного вокзала поезд уходил на Тифлис (ныне Тбилиси). В столице Кавказа следовала пересадка на поезд до российского пограничного городка Джульфы. Затем – посадка в дилижанс и утомительная дорога до персидского города Тебриз. Ещё усилие – и вновь дилижанс, и вновь дорога, до озера Урмия. Там начинался последний этап: утлый кораблик пересекал озеро и вот на горизонте Урмия. Небольшой причал, падающий в воду якорь, шум-гам. Вконец вымотанный пассажир сходил на берег, качаясь и проклиная всё на свете.

Не сошлись характерами

Архиепископ Иувеналий

Молодой иеромонах Сергий ревностно нес службу. Начальник миссии архимандрит Кирилл был им доволен. В 1903 году в Урмийскую духовную миссию прибыло очередное молодое пополнение. В числе прибывших был иеромонах Иувеналий (в миру Евгений Александрович Масловский). Он тоже был родом из Орловской губернии! Родился 15 января 1878 года в старинном городе Ливны в дворянской семье. Окончил гимназию в Гродно. В период обучения в Казанской духовной академии принял постриг и наречён был в иночестве Иувеналием в честь святителя Иувенали, патриарха Иерусалимского. Академию окончил в 1903-м со степенью кандидата богословия и правом преподавания в семинарии.

Такие встречи случаются нечасто: жизненные пути двух орловцев сошлись в далёкой Персии. История умалчивает, как они встретились первый раз. Но одно известно точно: Сергий и Иувеналий не сошлись характерами. 1904 год стал для обоих переломным: Иувеналий уехал преподавать в Псковскую духовную семинарию, а Сергия назначили начальником миссии. К тому времени он уже был возведен в сан игумена.

Градус кипения

В 1905 году в Персии, как и в России, грянула революция. В Урмию прибывали беженцы. В 1907 году обстановка в городе продолжала накаляться. Дело в том, что правители Османской империи давно «положили глаз» на приурмийские районы. И в июле 1907 года в приурмийские районы вторглась турецкая конница. Сергий и его духовные братья чем могут помогают беженцам: дают приют, кормят, омывают раны, лечат словом божьим.

В конце 1907 года турецкие войска вторгаются и в другие районы Западной Персии. В итоге пограничный конфликт получает международную огласку. На стороне Персии выступают Россия и Великобритания, на стороне Османской империи – Германия. В международной схватке появляется и ещё один активный участник – курды. Дело в том, что Урмия является частью Курдистана (страны курдов). В средние века османы и персы разорвали её на две части, но, считая Урмию своим законным городом, курды включились в схватку. К слову, Сергей среди них также вёл миссионерскую работу, но она, правда, закончилась ничем.

О, если бы!

Долгожданный мир пришел только в 1910 году. Под давлением России турки отказались от территориальных притязаний. Сергий и его паства вздохнули с облегчением.

А в 1914-м Сергий оказался на пике большой политики. Как я уже говорил, в приурмийском крае жило много ассирийцев, а в соседней Османской империи в горах Хаккяри их было ещё больше – 70 тысяч. Там же, в высокогорном селении Кочанис, находилась резиденция патриарха Ассирийской церкви Востока Беньямина Мар-шимуна. Через доверенных лиц он ещё в 1911 году установил с российскими властями в Персии тайную переписку. Мар-шимун ходатайствовал о принятии его паствы в православие. О если бы этот план осуществился!

21 января 1914 года Сергий удостаивается высочайшей чести: Николай II дал ему аудиенцию. В последующие дни Святейший Синод с согласия российского МИДа дает священнику добро на поездку в Кочанис. На это выделяются большие по тем временам деньги – 5 тысяч рублей. Сергей окрылён. Журнал «Православная Урмия» публикует его письмо, в котором он сообщает, что император одобрительно отозвался о намерении ассирийев принять православие. Публикация спровоцировала международный скандал. Турецкие дипломаты всполошились. Россия не хотела ссорится с Турцией. Министр иностранных дел Сазонов пишет обер-прокурору Святейшего Синода Саблеру нервное письмо, где указывает, что Сергию следует впредь воздержаться от подобного рода действий и вообще соблюдать крайнюю осторожность. В итоге 8 июля Саблер даёт указание отложить поездку. А 1 августа Германия объявила войну России. Не до ассирейцев теперь…

Чувствуя себя оскорблённым

К началу Первой мировой войны Урмия прочно вошла в зону интересов России и стала русским городом. Здесь находились гражданские, военные, дипломатические, коммерческие организации. Работы у Сергия был непочатый край. Но начавшаяся война положила конец его духовной карьере. Новые условия требовали новых людей и решений.

Сергий не был ангелом. Его властный характер, методы работы нравились не всем. Особенно много недругов было среди дипломатов. В 1916 году начальником миссии назначается епископ Пимен, и Сергея отзывают в Петербург. Чувствуя себя оскорбленным, он отказывается от назначения в Соликамск. С 1917-го по 1929-й годы – Тамбов, Киев, Новороссийск, Туркестан, Москва, Хакасия. В 1929-м он снял сан и жил в Москве, занимался переводческой деятельностью. Но дожить тихо-мирно свой век ему не дали. В 1937-ом его в очередной раз арестовали и по приговору «тройки» расстреляли в Тобольске 10 ноября.

Эпилог

Трагично сложилась и судьба его земляка – архиепископа Иувеналия. В 1936-ом он возглавлял Рязанскую кафедру и был арестован в третий раз и этапирован в СибЛаг. По состоянию здоровья был переведён в Томскую инвалидную колонию. В 1937-ом вновь был арестован и в ночь с 24-го на 25 октября расстрелян в Томске. Истерзанное тело владыки сбросили в общую могилу.

Не пощадило время и Урмийскую духовную миссию. В 1918 году большевики отказались от русской собственности в Персии. Сегодня от бывших строений миссии ничего не осталось.

Время не пощадило и ассирийцев. Осенью 1915 года турецкие войска начали против них карательную операцию. Собрав пожитки, тысячи ассирийских семей двинулись через заснеженные горы в Персию. В пути многие погибли. Турки вторглись в приурмийский район. Начались массовые убийства. Колонны беженцев потянулись в Сирию, под защиту войск Антанты. На севере Сирии и сегодня живут их потомки.

К слову надо сказать, что российские ассирийцы никогда не забывали архимандрита Сергея, находили его, оказывали помощь. 

P.S. Жизнь епископа Сергия и архиепископа Иувеналия достойны книги. Хочется верить, что на Орловщине память этих двух служителей Урмийской духовной миссии найдет отражение в экспозиции Орловского краеведческого музея. Пусть это будет небольшой текст и две фотографии. Ведь пока мы помним, значит, всё было не напрасно.

Автор выражает благодарность кадидату философских наук, заведующей архивом Санкт-Петербургской епархии, автору книги «Там где сияют горные вершины» Ольге Ходаковской за подготовку этого материала. Также в основу материала легли факты из книги ныне покойного профессора Института Востоковедения Академии наук СССР Михаила Лазарева «Курдистан и курдская проблема».

Автор: Александр Алоян
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

Истории

Записки орловца из больничного дома

Эпиграф: «Кто служил в ВДВ, тому Семашко не страшна» Поступил по скорой. ...

Сергей Тюрин

Орловский надзиратель: «Закон-то у нас в кармане…»

140 лет отпраздновала 12 марта уголовно-исполнительная система России, ...

Елена Годлевская

И орловские медики не одобряют новые инициативы Минздрава

Журнал «Такие дела» попросил экспертов — врачей и правозащитников в ...

Светлана Бычкова

Программы

Особый день