Орловский социолог Елена Мясина: «На место страха приходят более опасные апатия и эмоциональный ответ»

Приближающийся новогодний праздник требует позитивных новостей и умиротворяющих рассказов о добром и вечном. При всей сложности такого посыла социолог не сможет гарантировать достижение указанного результата, если будет стараться описать нынешнее состояние психологического настроя российского общества. Все специалисты оперируют терминами «тревога» и «напряженность».

Социальная тревога держится на уровне 60%

Еженедельные опросы «ФОМ» фиксируют, что уровень социальной тревоги в обществе стабилизировался на высоком уровне и не меняется последние месяцы. Социальная тревога держится на уровне выше 60 % начиная с октября (пиковые значения по ковидному году были зафиксированы в апреле – 66%).                                                                                              Текущий уровень социального спокойствия – 33 % существенно ниже доковидных значений (уровень 55-57 %).

Как говорят эксперты, тревожность эпохи ковида сменяется ещё более сложным явлением – напряжённостью, то есть по сути постоянным стрессом. Тревожность (из-за пандемии, остановки экономики, отсутствия средств для сносного существования и т.п.) вызывала страхи и уход в себя. Напряжённость же строится на апатии и эмоциональном ответе. Тревожность вызывалась рациональностью поведения, она более объяснима, прогнозируема и, соответственно, легче преодолевается. Напряжённость же более негативна и взрывоопасна по причине своей эмоциональности. Сложнее определить, в какие формы может вылиться поведение социальных групп, находящихся под её давлением.

Все ждут неких ответов или позитивных сигналов. Усталость от напряжённости велика, а ожидания возвращения в нормальную реальность – основной запрос у общества. Кто быстрее пообещает эту реальность и приблизит к ней – тот и потенциальный герой.

Выволочка от президента вполне объяснима

Единственный проблеск надежды в этом сумраке – тот факт, что данную тенденцию федеральная власть не только ощущает, но и пытается на неё позитивно реагировать. Это о той выволочке, которую устроил президент за рост цен на продукты повседневного спроса. Ведь продовольственная инфляция коснулась самых бедных. Сильнее всего цены растут именно на самые дешёвые и массовые продукты: плодоовощная продукция, подсолнечное масло, сахар…  Исследования «Ромир», основанное на ценниках в магазинах розничной торговли, показывает рост продуктовых цен по импорту (23 %), а цены на основные продукты питания (хлеб, сливочное масло, помидоры, мясо, сыр, рыба, молоко, яйца, бананы и др.) выросли на 14% за год.

Соответственно увеличивается доля тех, кто пессимистично смотрит в будущее. Каждый третий россиянин причисляет себя к бедным, а пятая часть населения считает, что для неё ничего не изменится и через 3-5 лет. Почти сорок процентов (38%) могут купить себе только еду и одежду, для 28% затруднительны любые траты, кроме продуктовых, а у 6% не хватает даже на еду.

Потребительские стратегии россиян характеризуется консерватизмом, осторожностью и стремлением сохранить деньги даже несмотря на невысокий индекс доверия банкам.

57 % респондентов «ВЦИОМ» считают, что нынешнее время плохо подходит для крупных покупок. Этот сегмент демонстрирует снижение (за месяц на 5%), однако число оптимистично настроенных к крупным покупкам россиян не растёт уже несколько месяцев подряд (26 %). Подавляющее большинство граждан (68 %) полагают, что лучше тратить по минимуму, откладывая на будущее.

Консерватизм и осторожность экономического поведения граждан мешают запуску экономики и её восстановлению. Формируется устойчивая тенденция к падению потребительской активности, которая продолжится и в постковидный период.

Запрос на справедливость

В обществе растёт ощущение тревоги, но это следствие, прежде всего, социально-экономической ситуации.

Занятое выживанием общество острее других чувствует запрос на социальную справедливость и социальное государство, которое означает прозрачность, эффективность и понятные правила игры. Пока мы далеки от этого.

Тревожный фон общественных настроений влияет на уровень лояльности в обществе по отношению к государству. Сейчас у большинства общества (53%) действия властей в той или иной степени вызывают критику.

Кстати, сами цифры в социологии не стоит фетишизировать. Важны тенденции. Эксперты констатируют, что восприятие социологов и соцопросов в российском обществе как агентов власти преобладает. Соответственно, многие граждане предпочитают не обозначать свою позицию по отношению к власти и критике в её адрес.

Несомненно, что социальное напряжение будет падать, если экономическая политика будет эффективной. Но тут уж экспертами должны выступать не социологи. Нам лишь приходится констатировать парадокс современной ситуации. Для выработки сбалансированной и действенной экономической политики современное общество использует разветвлённую систему политических и социальных институтов. Но как показывает даже мировой опыт – все эти институты мало востребованы в ситуации, когда надо принимать решения, а не вести дискуссии. То есть снова растёт персонификация доверия, снова запрос на справедливость. И этот запрос требует выхода на авансцену харизматичных лидеров. А тут уже область политологии…

От управленцев требуется умение выстраивать диалог

Вернёмся к психологическому состоянию нашего общества. Тревога – естественная реакция общества на пандемию, антиковидную политику губернаторов, высокий уровень инфляции и безработицы. Государство в лице федеральных и региональных властей плюс корпорации и бизнес становятся главным регулятором повседневной жизни. С одной стороны –  на это есть запрос общества. Но это самое общество неожиданно начинает предъявлять претензии, просит учитывать и их пожелание. Умение выстраивать диалог с разными социальными группами, добиваясь в то же время достижения стратегических целей, и есть искусство управления обществом.

Видны ростки стабилизации

На этом поприще можно отметить и позитивную тенденцию. За эти долгие месяцы карантинных мер власти смогли найти подход к недостаточно лояльным электоральным группам и подобрать к ним ключи: предложено усиление на конституционном уровне социальной модели государства, оказана поддержка в сложный момент ипотечникам, произошёл вывод волонтёрства на достойный уровень.

Социология фиксирует сегодня эти ростки стабилизации социальных настроений. Некоторое снижение критических настроений (по сравнению с весной) объясняется глобальным характером пандемии («у всех плохо») и адаптацией социума к сложным реалиям.  Несмотря на то, что масштаб второй волны пандемии значительно больше, общество более адаптировано к сложной эпидемиологической ситуации.

Среди факторов социальной стабилизации можно назвать перспективу успешной вакцинации и начавшееся постепенное укрепление рубля. Эти факторы актуализируют надежды на возобновление прежней жизни, что в перспективе нескольких месяцев будет способствовать росту спокойных, а не тревожных настроений в социуме.

Чтобы это стало необратимым процессом, многое зависит от политиков и федеральных, и региональных.

Поделиться

Этот сайт использует файлы cookie.