Категории: Интервью

Главврач орловской больницы Боткина Александр Лялюхин рассказал о главных уроках пандемийного года

Кого назвать персоной 2020 года Орловской области? Конечно же, врача. Одна трудность: кого конкретно? Ведь их немало, вот уже десять месяцев работающих по 10-12 часов сутки и спасающих жизни – на «скорой», в поликлиниках, в больницах. 

Полагаем, наши читатели поддержат выбор редакции. Персона года по версии ОрелТаймс – главврач городской больницы им. С.П. Боткина Александр Лялюхин. Тот, кто принял первых больных коронавирусом, ещё толком не зная, что это такое и как его лечить, кто сумел сплотить коллектив и организовать лечение на самом высоком уровне, какой только возможен в Орловской области при непростой, мягко говоря, ситуации и с кадрами, и с оборудованием, и с лекарственным обеспечением, и с койко-местами. 

Мы хотели встретиться и поговорить с руководителем больницы, спасшей сотни, если не тысячи жизней. Не удалось. Департамент здравоохранения… не разрешил. Но позволил, слава тебе, Господи, отдать наши вопросы главврачу, сначала их досконально изучив, надо полагать. И Александр Анатольевич нашёл время, ответил, за что ему отдельное спасибо и безмерное уважение. И хотя материал получился не совсем таким, как мы его задумывали, полагаем, честные ответы главврача будут интересны нашим читателям.

В Боткина ежедневно кладут от 20 до 30 пациентов с пневмониями

— Александр Анатольевич, вспомните, как начиналась пандемия в Орле. Кто был первым пациентом и стали ли бы Вы его сегодня госпитализировать? 

– Пандемия началась с первых двух пациентов (семейной пары), вернувшихся из турпоездки по Европе, у которых тест в аэропорту показал новую коронавирусную инфекцию. По предписанию Роспотребнадзора пациенты были изолированы в инфекционном боксе нашей больницы. Болезнь протекала бессимптомно и, конечно, в нынешних реалиях они бы не подлежали ни госпитализации, ни лечению.

— И какая картина сегодня? Сколько в среднем ежедневно пациентов поступает в больницу Боткина? По какому признаку работники скорой помощи определяют, куда везти пациента — к вам или в Семашко? 

— В среднем ежедневно в нашу больницу поступает от 20 до 30 пациентов с пневмониями, которые госпитализируются, дополнительно почти столько же обращений и самообращений пациентов с COVID-19, которым показано амбулаторное лечение в соответствии с приказом Департамента здравоохранения области. Маршрутизация пациентов с новой коронавирусной инфекцией осуществляется в строгом соответствии с приказами Департамента здравоохранения, и основой этой маршрутизации является территориальное закрепление пациентов, наличие свободного коечного фонда в текущий момент, а также мощностью имеющихся реанимационных отделений ковидных стационаров области. Диспетчеризация осуществляется Службой скорой медпомощи Орла и контролируется Департаментом.

— Сколько сегодня пациентов лежит в стационаре? Есть ли больные на аппаратах ИВЛ? Их возраст, патологии? 

— По состоянию на 8 января в больнице Боткина находится 318 пациентов, в отделении реанимации — 12 пациентов, из них двое – на инвазивной ИВЛ, остальные — на высокопоточном режиме ИВЛ или масочной вентиляции. Возраст различный, но все пациенты с пневмониями, почти всегда ковидными. Как правило, две трети — это лица пенсионного возраста с сопутствующей соматической патологией, осложняющей лечение ковидной пневмонии: сахарный диабет, ожирение, сердечно-сосудистые заболевания, хронические болезни почек и мочеполовой системы, онкологические заболевания различной локализации.

Удалось сохранить роддом

— Сегодня тяжёлых пациентов в разы больше, чем весной. На Ваш взгляд, с чем это связано, почему болезнь «утяжеляется»? 

— Пациентов в целом больше, это видно и по данным официальной статистики, поэтому больше и тяжёлых пациентов. К тому же не все пациенты вовремя начинают лечение и в точности следуют рекомендациям лечащего врача. С колоссальной нагрузкой работают поликлиники, мы видим это по своим амбулаторным подразделениям, входящим в структуру больницы. Их работа также значительно осложняется большим дефицитом кадров, связанным с тем, что многие врачи и средний медперсонал сами болеют, многие перешли на работу в постоянном режиме в ковидные стационары области и в наш в том числе, а многие просто увольняются, не выдерживая этих нагрузок…

— Есть ли в больнице отделения, которые продолжают приём пациентов по иным медицинским профилям? Или она стала фактически ковидным госпиталем номер 2? Вы считаете, это надолго? Хочется услышать Ваш прогноз на будущий год! 

— Мы смогли сохранить свой родильный дом, сосредоточив полностью его мощности в отдельно стоящем акушерском корпусе больницы и максимально усилив эпидрежим для его пациенток и сотрудников. Остальные стационарные отделения больницы полностью перепрофилированы для лечения пациентов с COVID-19. 

Никакие прогнозы, кроме тех, которые официально дает Минздрав России и Роспотребнадзор, неприемлемы, на мой взгляд, в данной ситуации. Безусловно, мы надеемся на то, что это не навсегда и что больница вернётся когда-то к оказанию помощи по хирургии, терапии, гинекологии, неврологии и прочим профилям деятельности, очень востребованным у наших пациентов.

ИВЛ — не приговор, а шанс на жизнь

— Какой самый сложный месяц был в работе коллектива больницы? 

— Самым сложным я считаю конец мая-начало июня, когда нам пришлось экстренно организовывать для приёма пациентов с новой коронавирусной инфекцией главный стационарный корпус на 220 коек и 12 коек реанимации, а затем, по мере роста госпитализаций к нам, организовывать работу на два корпуса. Это было самое трудное время и задача, на мой взгляд, за весь период. Но мы с ней справились. 

Кадровые проблемы безусловно сохраняются, но в основном это связано с заболеваемостью самих медицинских работников. Очень сложно, когда болеют сразу много врачей, наших коллег в стационаре и поликлинике, в других наших медицинских учреждениях и ковидных госпиталях. Их опыт и знания, полученные за период пандемии, – бесценны, и морально очень тяжело, когда коллеги становятся нашими пациентами… Но мы прикладываем максимальные усилия, чтобы они смогли преодолеть болезнь и вновь вернуться в строй. Их опыт и знания жизненно необходимы нашим пациентам во всех лечебных учреждениях Орловской области.

Вторым серьёзным испытанием был дефицит жизненно необходимых для пациентов медикаментов, который возник на фармрынке РФ в ноябре 2020, особенно значимым был дефицит препаратов для борьбы с «цитокиновым шоком» — Актемра и Олумиант. Мы нигде не могли купить их. Помогло вмешательство губернатора области, Андрей Евгеньевич лично выходил на руководителей и собственников уполномоченной фарморганизации, и этот вопрос решился для спасения наших пациентов. В настоящее время мы обеспечены всем необходимым, за что я и весь наш коллектив очень благодарны Андрею Евгеньевичу Клычкову.

— Каков процент выживаемости пациентов, которые попали на ИВЛ? 

—Мы прилагаем максимум усилий, в том числе с помощью кислородотерапии, непрямых антикоагулянтов, гормональной терапии, иммуно супрессоров и антибиотиков при наличии показаний и иных необходимых медикаментов, чтобы пациент не попал в реанимацию, в том числе на искусственную вентиляцию лёгких (ИВЛ). Но часть пациентов все равно будут реанимационными, и в этом случае реанимация и ИВЛ – это не приговор, а шанс для пациента на сохранение и поддержание жизненных функций организма до того, как лёгкие смогут полноценно работать самостоятельно. После оснащения нашего реанимационного отделения новыми аппаратами ИВЛ реаниматологи активно используют все их режимы, в том числе и неинвазивные: режим маски и высокопоточной оксигенации, и зачастую это позволяет вернуть пациентов обратно в обычные палаты для продолжения лечения. Процент выживаемости пациентов, переведённых на инвазивный режим ИВЛ, примерно одинаков по всей стране, а может, даже и в мире, не думаю, что он где-то превышает 20-25%, так как это безусловно критическое испытание для организма пациентов и для реаниматологов.

Самая большая проблема — дефицит реаниматологов и инфекционистов

— Сколько медработников и технических сотрудников переболело коронавирусом с начала пандемии по сегодняшний день? Сколько в настоящий момент сотрудников больницы болеют коронавирусом?

— Всего в нашей больнице по состоянию на 31 декабря заболело 384 сотрудника, в их числе 318 медицинских работников. На эту же дату на больничном листе с COVID-19 находилось 38 сотрудников больницы.

— Где берёте «лишние руки»? Каких специалистов остро не хватает в больнице?

 — «Лишних рук» у нас нет…Недостающих специалистов забираем, откуда только можем, в том числе, увы, оголяем нашу взрослую поликлинику и не скрою, другие медицинские учреждения области. Самая большая проблема по-прежнему это реаниматологи и врачи-инфекционисты, также пульмонологи и терапевты — специалисты, умеющие хорошо слушать лёгкие, врачи диагностического и инструментального звена и, конечно, лаборатории и их средние медицинские работники — медсестры с хорошим опытом процедурной работы и других сестринских манипуляций. 

— Сколько сейчас работает студентов медицинского вуза? Сколько ординаторов? 

— В настоящее время в больнице трудоустроено 83 студента, работающих на должностях средних и младших медицинских работников и 4 врача-ординатора. Это очень большая помощь и подспорье нам! Мы благодарны нашему университету и самим ребятам за то, что они не остались в стороне от этой тяжёлой проблемы. Они быстро учатся и растут, я уверен, в профессиональном плане. Это большой и нужный опыт для них — работа в таких экстремальных условиях.

В планах — выйти на 600-700 ПЦР-тестов в сутки

— В больнице был период, когда заболели специалисты лаборатории, которая делает анализы на коронавирус. Как выходили из ситуации? Сколько сейчас тестов в сутки обрабатывает лаборатория при больнице им. Боткина?

— Да, у нас была ситуация, когда  в ПЦР-лаборатории сразу  выпало несколько ключевых сотрудников, обеспечивающих процесс проведения исследований на выявление COVID-19, и руководитель клинико-диагностической лаборатории. Заменить их, к сожалению, мы никем не смогли. Нам пришлось уменьшить на какое-то время количество проводимых ПЦР-тестов с 300 до 140 исследований.  

Сейчас мы стараемся больше обучить сотрудников в лабораторное звено, в том числе очень ждём и надеемся на новые молодые кадры, активно приглашаем на работу врачей и фельдшеров-лаборантов. 

Благодаря решению губернатора области и Департамента здравоохранения выделены значительные средства на увеличение мощности нашей ПЦР-лаборатории из регионального и федерального бюджетов, часть необходимого лабораторного оборудования уже поступило к нам, часть ожидаем к февралю 2021 года. После окончания модернизации ПЦР-лаборатории в феврале-марте 2021 года планируем выйти на 600-700 ПЦР тестов в сутки, но очень многое для этого ещё предстоит сделать. 

Также есть в планах оснащение лабораторной службы современным ИХА-анализатором, позволяющим проводить количественное определение имеющихся антител к COVID-19 в крови пациентов.

 

«Я не болел, скорее всего…»

— В регионе идёт рост внебольничных пневмоний, и они не всегда отягощены коронавирусом. То есть у пациента диагностируют двустороннюю пневмонию, но тест на коронавирус при этом отрицательный. На ваш взгляд, чем вызван всплеск пневмоний?

— Убеждён: рост внебольничных пневмоний на 90-95 % связан с ковидом. У нас пандемия, и в этом плане не надо особо обманываться. Даже если ПЦР-тест отрицательный, но есть иные характерные признаки вирусного поражения лёгких (рентген, КТ, данные аускультации легких, лабораторные исследования крови и пр.), мы безусловно имеем дело с ковидной пневмонией и лечим именно её, так как подходы к лечению её и других внебольничных пневмоний различны.

— Вы сами болели коронавирусом? Если не болели – как удалось? 

— Я не болел, скорее всего… Как удалось? Наверное, Бог хранит, и, надеюсь, иммунитет. Советы, чтобы не заболеть наверное неизменны, ничего нового: избегать по возможности контактов с заражёнными, пользоваться средствами защиты дыхания в общественных местах, ограничить социальные контакты и путешествия без особой надобности до какой-то понятной стабилизации эпидобстановки, ликвидировать дефицит нужных иммунитету витаминов и минералов, но только с учётом лабораторного контроля — лишнего организму не надо. Следует избегать переохлаждений и недосыпаний, стараться полноценно и рационально питаться. Это поддержит иммунитет.

— Медиков больницы начали вакцинировать против коронавируса? Есть ли среди сотрудников те, кто отказывается делать прививку? Чем объясняют отказ/желание? 

— Медики больницы начали прививаться от COVID-19. Вакцинация добровольная и в строгом соответствии с инструкцией по применению вакцины.

— Вы сами сделали прививку? Есть нет, то собираетесь делать? Когда? Ваше отношение к «лайт»-прививке из одного компонента. Кому бы Вы посоветовали её сделать? 

— Я сам не прививался пока. Прививаться планирую, но позже, скорее всего, весной или летом перед отпуском, который надеемся семьёй провести у моря. 

О «лайт»-прививке я слышал мало, никакого опыта применения у коллег и знакомых нет. 

Считаю, что в первую очередь нужно привить медицинских работников, непосредственно контактирующих с заражёнными пациентами, безусловно, с учётом их желания, показаний и противопоказаний к вакцинации, и немедицинских работников, которые контактируют по роду деятельности с большим количеством людей ( продавцов, кассиров, водителей общественного транспорта и такси и прочие категории работников.)

— Как Ваши домашние относятся к тому, что Вы каждый день находитесь в зоне риска? Домочадцы не пробовали «отселить» Вас до лучших времён?

— Относятся к моей работе с сочувствием и пониманием, осознают её важность, терпят мое хроническое отсутствие дома и усталость, за что я очень благодарен близким. Отселяться мы не будем ни при какой ситуации, будем формировать коллективный иммунитет!

— Наверняка раньше свой День рождения встречали в кругу семьи, друзей. Как в пандемию отметили свой День рождения? Как отметили Новый год? 

— День рождения встретил хорошо, в кругу друзей с соблюдением всех мер предосторожности, в домашних условиях. Никто из участников не пострадал. Новый год встретил дома, чему очень рад. Удалось до 3 января не быть на работе.

«Бесценное открытие – стойкость и сплочённость коллектива перед угрозой!»

— Больница за этот год накопила немалый опыт в организации работы, в лечении ковид-пациентов. Чему, на Ваш взгляд, научились ваши коллеги-медики? Лично Вы сделали за пандемию какие-то для себя открытия как главврач, как житель региона? 

— Опыт мы получили существенный. На мой взгляд, самым важным стало понимание всеми нашими коллегами, несмотря на разнообразие клинических проявлений, патогенеза развития этого заболевания, условий появления осложнений, их диагностики; мы приобрели опыт лечения с помощью порой очень тяжёлой и агрессивной терапии, понимание того, что лечить нужно даже лёгкие формы течения болезни и как возможно раньше. Диагноз всё-таки должен установить врач, который даже по совокупности клинических данных аускультация лёгких и дополнительных методов обследования лабораторных и инструментальных сможет установить истинную природу болезни – с ковидом мы имеем дело или нет, и начать правильное и своевременное лечение уже на амбулаторном этапе, обозначить пациенту обязательный набор параметров и критериев развивающейся пневмонии и ухудшения состояния, при которых надо принимать решение о срочной госпитализации в инфекционный стационар. 

Как у главного врача моё самое бесценное открытие – это наш коллектив, его безмерная стойкость и сплочённость перед общей угрозой! Запредельные нагрузки, постоянные угрозы и стрессы не сломили наших сотрудников! И, конечно, мы очень благодарны всем коллективам наших коллег: станции скорой медицинской помощи Орла, БСМП им.Семашко, областной клинической больницы, областного противотуберкулезного диспансера, всем нашим ковидным и нековидным больницам города и области за слаженное взаимодействие и тяжёлую совместную работу! 

Как житель нашего региона я благодарен всем, кто со всей серьёзностью и пониманием относится к сложившейся ситуации, не пренебрегает мерами предосторожности, вовремя обращается за медицинской помощью и строго соблюдает рекомендации врачей, с пониманием относится к тому, насколько сейчас тяжело медикам и уважает их труд, тем, кто оказывает любую посильную помощь нашим больницам, а также тем, кто беспокоится на деле, а не на словах, о своих близких, особенно пожилых людях — им сейчас очень нужны наша забота, участие и бережное отношение.

— Александр Анатольевич, с каким настроением проводили 2020 год? 

— С надеждой на все светлое и хорошее в Новом году, на улучшение эпидемиологической обстановки, на то, что, возможно, ситуация улучшится и часть наших коллег сможет вернутся к «мирным» и таким нужным нашим пациентам профилям деятельности: к хирургии, гинекологии, неврологии, лечению болезней печени и других инфекционных болезней, на то, чтобы все жители Орловской области и наши коллеги были живы и здоровы!

Поделиться

Этот сайт использует файлы cookie.