Время свастики и ненависти: каким Орёл был в 90-х

В 90-е годы в Орле зародилось движение, идеологи которого были одержимы жаждой власти и безнаказанностью «лихого времени». Они без стеснения призывали к расправе над евреями и народами Кавказа, готовили отряды штурмовиков и уверяли, что «смыть позор можно только кровью». Да, это было именно в Орле.

41 удар ножом для матери и ребёнка

Орловчанке Нине Полукаровой не было и 40 лет, её сыну Алёше – исполнилось 10. Мать и ребёнка хладнокровно убили в их квартире. Расправлялись с ними жутко, даже по меркам 90-х. Заточкой женщине нанесли 14 ранений. Мальчик был в соседней комнате, и как бы убийцы ни пытались отвлечь его разговорами, он всё понимал и умолял не трогать маму. Когда расправились с женщиной, настала очередь ребёнка. Его ударили ножом 27 раз, а добили – ударом в висок. Напоследок, чтобы замести следы, преступники устроили в квартире погром. Отметили дело двумя бутылками водки, которые выпили прямиком на улице. На дворе была осень 1994 года.

Как выяснится позже, убийство, которое обсуждал весь город, было заказным. А кровь женщины и ребёнка осталась на руках членов организации «Русское национальное единство» (РНЕ). Её лидер и идейный вдохновитель Игорь Семёнов призывал к победе «над врагами рода человеческого». Именно так он во всеуслышание называл евреев и людей «кавказской национальности».

Во время следствия выяснилось, что орловский студент Роман Думнов задумал избавиться от своего тестя Александра Полукарова. За помощью обратился к Семёнову, уточнив при этом, что Полукаров – еврей.

– Для меня данная национальность уже о многом значит, и поэтому я дополнительных вопросов не задаю, – скажет во время следствия Семёнов.

Правда, добавит, что речь шла только о том, чтобы Полукарова «припугнуть». За это Думнов обещал 400 долларов. Жизнь Полукарову спасло то, что он переехал в другую квартиру, поэтому убийцы переключились на его жену. Думнов исчез, не заплатив наёмникам за работу. Его как организатора искали через Интерпол. Нашли.

Прокурор требовал для Думнова и исполнителей: Павла Шамонина, Геннадия Иванова и Сергея Свиридова смертной казни, для Семёнова – 12 лет заключения. Приговор был оглашён лишь в 1998 году. Следствие шло долго и трудно. На Семёнова вышли благодаря тому, что все арестованные были членами РНЕ и близких к нему организаций. В его квартире обнаружили архив «Русской партии» и РНЕ. Многочисленные листовки, тексты выступлений, видеозаписи стали поводом для возбуждения дела о разжигании национальной розни и деятельности незаконной организации. Убийцам Нины и Алёши Полукаровых дали по 15 лет. Семёнова же по обвинению в убийстве оправдали, но признали виновным в возбуждении национальной вражды и угрозах. За это ему дали два года лишения свободы, наказание посчитали отбытым в СИЗО во время предварительного следствия.

Местные газеты писали, что из зала суда Игорь Семёнов выходил с видом победителя. Его встречали многочисленные сторонники его идей и взглядов. Сам он называл своё уголовное преследование сфабрикованным. И выйдя на свободу, с ещё большим рвением продолжил свою деятельность «истинного патриота». Но обо всём по порядку.

Свастика окутала Орёл 90-х

Сейчас сложно представить, что на улицах тихого провинциального Орла можно увидеть фашистскую символику. Но в 90-е, да и 20 лет назад, эти изображения мало кого удивляли. Тогда она была и на улице Ленина, и на здании Советского суда и даже, страшно подумать, – рядом со сквером Танкистов. Боролись с этими символами молодые правозащитники. Просто ходили и закрашивали. Перед празднованием 60-летия Освобождения Орловщины от немецко-фашистских захватчиков, активисты обратились в орловский горсовет с открытым письмом. Просили власти провести акцию «Город без свастики», чтобы убрать из Орла фашистские надписи. И первая реакция на эту инициативу была такой:

– Все эти надписи сделаны людьми, возмущёнными засильем евреев в правительстве. А те, кто надписи закрашивает, когда-нибудь попадется и будет сильно избит, – процитировало слова одного из тогдашних городских депутатов(!) издание Regnum.

Сейчас практические невозможно поверить, что такое было сказано во время заседания городской думы. На дворе стоял 2003 год.

А мы вернёмся на 10 лет назад. Когда символы фашизма, которые ныне запрещены, были для Орла не просто обычным делом. У страшной идеологии были свои идейные вдохновители и последователи. А называть себя «фашистами» люди не стеснялись даже в суде.

Пойти на всё ради власти?

В 1991 году в Орле появилось общественное объединение «Русская партия». Идейным вдохновителем и главой структуры стал орловец Игорь Семёнов. Современники о нём говорили разное. Но почти все сходились в одном – человеком он был крайне харизматичным. Семёнов блестяще выступал на публичных мероприятиях, многочисленные видеозаписи, которые потом станут достоянием следователей, – тому свидетельства, умел убеждать. Говорят, к нему испытывали симпатию даже силовики того времени. Он воевал в Афганистане и отличился настолько, что Михаил Горбачёв наградил его грамотой «За мужество и воинскую доблесть». Правда, тогда «Русскую партию» в Орле так и не зарегистрировали в органах юстиции. Но это мало кого смущало. Сторонники объединения вели активную деятельность – распространяли листовки, вели переписку и официально именовали себя членами «Русской партии».

В марте 1993 Игорь Семёнов был избран заместителем председателя партии на съезде в Москве. Орловское отделение считалось одним из самых отличившихся. Так что же всё это время происходило в «городе Первого салюта»?

В Орле начала действовать организация, которая была просто пропитана радикальным национализмом. Сторонники идеологии, не смущаясь, утверждали, будто все беды этого сложного времени –  от «неполноценных народов», коими считали евреев и коренных жителей Кавказа.

В городе открыто проходили мероприятия, на которых идеи озвучивались публично. Так называемые «семёновцы» носили свастику и без зазрения совести называли себя фашистами. К организации примыкала всё новая и новая молодёжь. И даже совсем ещё мальчишки, которые ничего не понимали, но знали, что быть причастным к этому обществу – круто.

«В нашей партии нет ничего криминального. Мы просто хотим процветания родной земле», – говорил в интервью Семёнов.

А чуть позже в архивах «Русской партии» в числе прочего была изъята переписка с Доброславом (Доброслав – Алексей Добровольский, национал-социалист, идеолог славянского неоязычества – ред.). Орловскому лидеру пишут: «Нам нужен русский Гитлер!». В ответ Игорь Семёнов сообщает: «18 человек были на защите «Белого дома». Я был ранен в ногу во время штурма в ТЦ «Останкино». Остальные, слава Богу, не пострадали. Сейчас жидов бьём сильно. Они у нас в Орле очень притихли…». А в конце, как бы резюмируя, просит выслать ему 30-50 значков со свастикой. Чтобы вручить их «наиболее отличившимся в борьбе с силами тьмы».

В 1992 году у здания театра «Свободное пространство» прошла манифестация «Русской партии»; в листовках, которые раздавали активисты, содержалось требование распределять места работы и учёбы «по национальному признаку». А на каждом рабочем месте еврея, по мнению идеологов, должна была появиться соответствующая табличка.

Заслуженный артист России, любимый орловцами актёр орловского ТЮЗа Владислав Трахтенберг оставил воспоминания о жизни при расцвете «Русской партии» в своих показаниях, которые вошли в обвинительное заключение по «делу Семёнова».

Актёр вспоминал, как во время очередного мероприятия у стен ТЮЗа, сторонники страшных идей, которые, как ни крути, отсылают нас к гитлеровской Германии, выступали со своими флагами, плакатами и в чёрной униформе.

– Для окружающих смысл их агитации сводился к тому, что главное зло – это евреи, – вспоминал Трахтенберг.

Во время одного из таких мероприятий актёр не выдержал и решил выйти к этим людям.

– Я не удержался и сказал, что я никого не убил, не зарезал. Рассказал, что я работаю в театре для детей. Люди, стоящие вокруг меня, были явно подогреты этой агитацией. Я помню, один человек показывал свои руки, говорил, что он рабочий и возмущался, что евреи во всём виноваты. У меня было состояние ужаса. Я видел злобные взгляды людей, и было видно, что они испытывают неприязнь к евреям, в том числе и ко мне, – говорил Владислав Трахтенберг.

Добавим к этому страстную нелюбовь движения к марксистско-ленинской литературе, которую партийцы помпезно сжигали, и постоянные заявления о том, что они «борются за свободу и счастье русского народа», при этом придерживались мнения, что без оружия в этом вопросе не обойтись.

А в декабре 1993 года от имени «Русской партии» по Орлу были распространены две сотни листовок, которые касались еврейского национального и религиозного праздника «Ханука». В листовках говорилось, что празднование дискриминирует и унижает русский народ, а «иудаизм является человеконенавистнической религией». Через листовку организаторов праздника призвали к мудрости и предупредили о возможности «кровопролития».

После того как представители местной еврейской общины обратились с жалобой в госорганы, Семёнова оштрафовали за листовку с формулировкой «За нарушение законодательства о свободе совести и вероисповедания».  

– У этого движения было очень много последователей среди подростков. Потом я узнала, что среди них была даже моя ученица. Лозунги, которыми они завлекали людей, были очень простыми и понятными, говорили, что русских притесняют. И всё это происходило в сложное для страны время. А это время было совсем другим. Сейчас есть возможность всем жить рядом с друг другом в мире. А тогда, всё было совсем иначе. Происходящее воспринималось, как реальная угроза, – вспоминает уже сейчас педагог и автор книг Белла Вишневская.  

А известный в Орловской области психотерапевт Александр Докукин (в начале 90-х – председатель Орловского горсовета – Ред.) рассказал, что впервые об Игоре Семёнове и его партии узнал во время одного из публичных мероприятий.

 – Раньше митинги проводили все, кому ни лень. В этом плане в начале 90-х можно было услышать какие угодно мнения и точки зрения. Члены партии говорили о том, что они против евреев. Я такие взгляды не разделяю. Для меня невозможно делить людей на хороших и плохих по национальному признаку, – говорит Докукин.

Кто-то деятельности Семёнова боялся, кто-то считал, что его нередко «заносило», кто-то иронизировал над плакатами партийцев – как вспоминают очевидцы, часто они были написаны с ошибками, а лозунги не отличались никакой фантазией. Но не обращать внимания на его набирающую влияние фигуру было невозможно. Более того, его деятельность абсолютно не мешала Семёнову оказаться в областном руководстве Российского союза молодёжи.

Тем не менее, очевидно, что главной целью тогда была борьба за власть. И в методах не стеснялся никто. Потасовки с местными демократами были делом обычным. Одна из них произошла в самом сердце Орла – на площади Ленина. Тогда команда Семёнова разогнала мирных пикетчиков.

Организация новая – идеи старые

События октября 1993, ознаменованные противостоянием Бориса Ельцина и Верховного Совета, внесли свою лепту и в историю Орла. Известно, что незадолго до трагических событий под руководством Семёнова в Орле появилось «Русское народное ополчение им. Минина и Пожарского». По воспоминаниям очевидцев, списки желающих вступить в спецотряды для обороны Белого дома формировались прямиком на площади Ленина.

В воспоминаниях орловского журналиста Эммануила Менделевича говорится, что именно там Игорь Семёнов познакомился с Романом Думновым, который «заказал» своего тестя за 400 долларов.

Когда события у Белого дома только начинали разворачиваться, члены «Русского национального единства» (РНЕ) под руководством Александра Баркашова с удовольствием позировали для телекамер и по своей силовой подготовке смотрелись достаточно выигрышно на фоне других защитников Белого дома. Их отличала молодость и повязки с эмблемой, похожей на свастику.

– Мы готовились к захвату Кремля и вообще всех государственных учреждений, которые нужно контролировать в такие моменты. На нашей стороне была большая часть армии. Достаточно было дать команду, чтобы наиболее боеспособные части вступили в Москву. Вся сила была на нашей стороне. Но на это никто не решился, – заявит Баркашов спустя больше двух десятков лет после тех событий в эфире телеканала НТВ.

После свержения Ельцина, по мнению РНЕ, должен был быть создан специальный комитет, который правил бы Россией в переходный двух годовой период «жёстко, но справедливо». Но этим идеям не суждено было сбыться.

Зато в августе 1994 года орловское объединение «Русской партии» было преобразовано в РНЕ. «Семёновцы» сошлись с «баркашовцами» на почве взаимных интересов. Игорь Семёнов активно вступал против политики Ельцина.  После расстрела Белого дома в Москве, во время которого Семёнов был ранен, в Орле с ещё большим рвением стали пропагандировать ненависть к евреям.

Он и его сторонники открыто заявляли о том, что «евреи расстреливали пленных, ставили их к стенке, добивали раненных, отрезали им головы».

Эта речь Семёнова попала на видеокассету, которую у него потом изъяли. На видео он обращается к своим соратникам. Он обещает им, что придёт время «белого террора против нечисти». В кадр попал и Павел Шамонин, который стоял в первой шеренге по центру. На плёнке он внимает словам своего лидера. А уже через 17 дней в числе трёх убийц расправится с матерью и ребёнком в одной из орловских квартир, затем отпразднует это дело бутылкой водки…

Во время суда над Семёновым и членами его организации была продемонстрирована и ещё одна видеозапись. На ней запечатлена присяга соратника РНЕ. Действие проходит ночью при свете горящих факелов. Идеолог утверждает, что «восстанавливать справедливость в отношении русских людей необходимо властью и оружием», при этом «не обращаясь в судебные и иные инстанции». А для решения любых вопросов «соратник руководствуется только национальным подсознанием». В речи также звучит, что «смыть с себя позор соратник может только кровью».

После принятия присяги все соратники вскидывают правую руку вверх со словами: «Слава России!».

Списки евреев и невиновность

В обвинительном заключении по «делу Семёнова» есть удивительная информация о том, что при обыске у него нашли «списки евреев». Для чего составляются списки – очевидно. В некоторых источниках приводятся данные о том, что якобы все выписанные имена принадлежали лицам, приехавшим в 1917 году «в запломбированном вагоне», чтобы совершить революцию в России. Об этом сам Игорь Семёнов неоднократно писал в своих жалобах во время судебного процесса.

Однако в обвинительном заключении говорится, что таких списков было несколько. И звучали там имена и фамилии вполне реальных людей. Например, в списке «мирный» оказался экс-мэр Орла Александр Кисляков. А компанию ему составил бывший глава Орловского УВД Владимир Капустянский, главный режиссёр Драмтеатра Борис Голубицкий, директор универмага Лидия Кац и другие известные в Орле люди. Всего 110 человек.

Были и другие списки. С указанием адресов и телефонов. В них включали и детей.

Сегодня многие из тех, кто как-то связаны с этой историей, не хотят вспоминать об этом. Но интересно, что попасть в список мог кто угодно. Независимо от национальности.

Как писали местные СМИ, во время судебного процесса в поддержку Игоря Семёнова была развёрнута настоящая кампания. Сам он во время одного из допросов заявил, что у него изъяли не его личные бумаги, а архивы возглавляемых им политических объединений. Что до его опасных призывов и высказываний, то он пояснил, что «с трибуны сознательно показывал бескомпромиссность и жестокость». Мол, все ораторы-пропагандисты используют такие приёмы, а в словах в политике «необходима агрессивность».

В подстрекательстве покушения на убийство Александра Полукарова и умышленном убийстве Нины и Алёши Полукаровых суд Игоря Семёнова оправдал. Как не увидел ничего криминального в листовке, которую распространили члены «Русской партии» перед празднованием «Хануки». Тем не менее, изучив все обстоятельства, суд пришёл к выводу, что Семёнов виновен «в умышленных действиях, направленных на возбуждение национальной вражды, на унижение национальной чести и достоинства евреев и народов Кавказа, соединённых с угрозами. Также ему вменили организацию общественных объединений, деятельность которых сопряжена с посягательствами на права граждан, с побуждением граждан к противоправным действиям». И в руководстве такими организациями. Как мы писали в начале этой истории, за всё это идейному вдохновителю орловских отделений «Русской партии» и «РНЕ» дали два года лишения свободы. Так как он уже отбыл их находясь под следствием в СИЗО, Игоря Семёнова освободили из зала суда. А его вчерашние воспитанники – Думнов, Шамонин, Иванов и Свиридов отравились в колонию. Они выйдут на свободу в 2010-2011 годах, как раз в то время, когда страна начинает активно бороться с идеями, приверженцами которых они были ранее. К их истории мы ещё вернёмся.

Новая организация после ареста

Не прошло и года, как освобождённый и окрылённый новыми идеями Игорь Семёнов зарегистрировал в Орле отделение… «Русской партии». Как писали местные СМИ, по этому поводу даже была дана соответствующая пресс-конференция.

«Партия набирает вес. По численности уступаем только коммунистам», – цитирует Семёнова орловская пресса.

В газетах писали, что о судебном процессе и убийстве Полукаровых в партии предпочитали не вспоминать. Зато активно работали с молодёжью – политинформации, а по вечерам – бесплатные занятия в качалке. У журналистов было много вопросов. И главный из них: как партия, которая обещала террор и погромы, вновь начала спокойно действовать на территории региона? На дворе стоял 1999 год.

А летом 2000-го стало известно о том, что Игоря Семёнова задержали сотрудники регионального УФСБ. Как писали СМИ, он готовил военный переворот в стране. Силовики ситуацию предпочитали не комментировать.

Ему предъявили обвинение в незаконном хранении оружия и осудили на 3,5 года.

Жизнь после «партии»

По данным источников «Орёлтаймс» в силовых структурах, наказание Семёнов отбывал в СИЗО-1. Что, кстати, в местах не столь отдалённых считается гораздо лучшим вариантом, чем оправиться по этапу в колонию. Вышел по УДО в 2001 году. С тех пор в качестве яркой фигуры в региональной политике и общественной жизни замечен не был. Судя по всему, это связано с тем, что, к счастью, в стране потихоньку стали наступать другие времена.

Что же касается осуждённых за убийство сторонников РНЕ, то Думнов вышел из колонии в 2011 году. Свиридов, Шамонин и Иванов – в 2010. Никого из них не выпустили по УДО из-за тяжести преступления. В колонии они вели себя тихо, опасные идеи продвигать не пытались. Думнов и вовсе ударился в религию – помогал батюшке в местном храме при колонии. Остальные работали на швейном производстве. 

Игорь Семёнов же написал книгу под названием «Тайная миссия Христа». В ней он изложил теорию о том, что Иисус Христос был не иудеем, а сыном парфянского царя Фраата V.

В 2015 году Советский райсуд признал книгу экстремистской. С ходатайством об этом выступила прокуратура. Впрочем, Орловский облсуд отменил это решение.

В 2016 году в американском издательстве была выпущена его книга «Как мы изгоняли Ельцина». А вообще Семёнов является автором нескольких печатных работ и по последним данным из открытых источников, до сих пор неравнодушен в деятельности общественных организаций…

Судя по всему, идеология фашизма в Орле забыта. Или просто отложена?

 

При подготовке данной публикации в числе прочего использовались статьи, опубликованные в СМИ, и брошюра Эммануила Менделевича «Свастика над городом первого салюта», фото из открытых источников.

Поделиться

Этот сайт использует файлы cookie.