Социальные новости

«По болховским могилам можно определить, как на людей повлияла радиация»

Через шесть лет после страшной аварии на Чернобыльской АЭС, Болхов и часть Болховского района – единственные из всей Орловской области получили статус зоны проживания с правом на отселение. Правда, через несколько лет это право отменили, затем вернули, а потом снова забрали. В канун 33-й годовщины аварии в Чернобыле ОрёлТаймс попросил члена комитета Союза пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС Александра Кучинова вспомнить, что происходило в Болхове в первые дни после трагедии, и как местная инициативная группа дошла до Европейского суда по правам человека.

Информационный вакуум

– Не знаю, нужно ли сейчас это кому-то. Мне кажется, что уже все давно махнули на всё рукой, – с горечью в голосе говорит мне Кучинов и достаёт из папки документы, – Пора бы всё это выбросить, но пока не решился.
У него в руках бумаги, которые члены местного комитета Союза пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС скрупулёзно собирали для суда, в том числе, и для Европейского. Но обо всём по порядку.
Александр Кучинов рассказывает, что к информации о взрыве реактора в Болхове отнеслись спокойно.
– Знаете, сначала это практически ни у кого не вызвало эмоций. Мы не понимали масштаба. О том, что произошло, сообщали крайне мало. Да и где мы, а где та самая станция. 9 мая мы вышли на демонстрацию и вывели туда детей. На обратном пути многим стало плохо. Начали ходить разные слухи, но официальных заявлений не было, – вспоминает Кучинов.

А потом, как рассказывает наш собеседник, для Болхова наступили шесть лет информационного вакуума, который прорвал новый закон. В 1992 году Правительство страны определило для Болхова и Болховского района особое положение – статус зоны проживания с правом на отселение. Больше в Орловской области никакие населённые пункты такого статуса не имели. Это принесло населению понимание, что всё весьма трагично. Вместе с этим появились и преференции – соответствующие выплаты.

 – До этого шесть лет люди ничего не получали. Получается, до принятия этого закона люди получили дозы радиации, власть это знала и даже не обеспечила специальное медицинское обслуживание. Только один обман, – возмущается Александр Кучинов.

Сняли лишние деньги

Ещё через пять лет ситуация вновь кардинально изменилась.

 –  В 1997 году Правительство решило, что нечего без толку тратить на таких, как мы, деньги. И принятый ранее закон отменили. Все начали возмущаться. Выплаты очень урезали, а некоторых и вовсе лишили, – рассказывает наш собеседник.

Тогда недовольные вышли на центральную площадь города с митингом. Там и было принято решение о создании Союза пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС.

Так началась борьба инициативной группы из пяти человек за возвращение болховчанам льгот. Активисты собрали документы и обратились в районный суд с исковым заявлением к Правительству страны, чтобы доказать свою правоту. Суд Болховского района встал на сторону истцов, но на этом всё не закончилось. Правительство РФ успешно оспорило это решение в вышестоящих инстанциях. Последним местом, где можно было попробовать доказать свою правоту для членов Союза стал Европейский суд по правам человека. Но самому процессу не суждено было состояться.

Как рассказывает Александр Кучинов, все документы приняли, вот-вот должны были назначить дату рассмотрения дела. Но меняется правительство страны и принимает решение вернуть Болхову и статус, и льготы. Предмет рассмотрения судебного иска исчез, а инициативная группа посчитала свой долг выполненным.

Лёгким росчерком пера

Прошло 10 лет, наступил 2015 год, и в Болхове опять произошли перемены. Вновь новое правительство страны, на этот раз под руководством Дмитрия Медведева, лишает местные земли статуса территории с правом на отселение, просто переведя их в льготную зону.

 – Наверное, в связи с тем, что радиация куда-то делась, – пытается пошутить Кучинов.

А дальше рассказывает, что Союз пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС под предлогом не вовремя поданной отчётности закрывают. Бороться стало некому.

 – Я считаю, что было просто очень выгодно, чтобы с Болхова снять статус, – говорит Александр Кучинов.

Он поясняет, что ранее члены Союза просили не только возвращения льгот, но и проведения детальных радиологических исследований, что важно – с привлечением общественности. Этого выполнено не было.

Также активисты хотели видеть и анализ, куда были использованы выделенные городу деньги для борьбы с радиацией и её последствиями.

 – Мы считаем, что они были использованы не по назначению. В чистых районах тогда строили на них дороги и занимались благоустройством, – делится мыслями Кучинов.

По его словам, показательный момент и отсутствие каких-либо комплексных специальных проверок здоровья населения, и оставшиеся смешные «чернобыльские» выплаты, на которые можно купить «несколько шоколадок».

– А ранее ваша организация проводила какие-то самостоятельные исследования? Действительно ли катастрофа повлияла на состояние здоровья местных жителей?  – в конце разговора спрашиваю я у собеседника.

– В Болхове говорят, что если посмотреть на наше одно кладбище, а потом на второе, то по могилам и можно определить, какой след оставила у нас радиация, – задумчиво говорит Александр Кучинов.  

Автор: Эльвира Волженцева
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031