Аллея почёта ОрёлТаймс

Орловский врач Алексей Тимошенко рассказал о работе в “красной зоне”

Ситуация с коронавирусом в регионе не идёт на спад. Поэтому в проекте “Аллея почёта “Орелтаймс” мы решили уделить особое внимание людям, ставшим настоящими героями в это сложное время, – медицинским работникам. 

Сегодня нашим собеседником стал Алексей Тимошенко – кардиолог в больнице им. Н.А. Семашко. Он работает там с 1993 года. Как рассказал Алексей Тимошенко, “пришёл интерном и остался”. По его словам, коронавирус мало чем повлиял на его работу.

– Наверно, у любого врача есть запоминающиеся случаи в практике. Можете рассказать о них?

– Вы знаете, вся работа запоминающаяся. Есть вещи, которые постоянно напоминают о себе: тяжёлые больные, больные с тромбоэмболией. Когда поступают люди, которые погибают, их помнишь десятилетиями. Почему? Не могу сказать. 

– А были ли трогательные случаи, берущие за душу?

– Однажды в приёмный покой поступила пациентка, произошла остановка кровообращения. Пришлось срочно проводить реанимационные мероприятия. Придя в себя, она сказала: “Я вижу ангела и нимб”. Позже, когда ей стало лучше, она продолжала вспоминать об этом и утверждать: “Вы как ангел были,я вас видела над вами было свечение”. Я воспринимаю это как остатки гипоксии. До сих пор помню её фамилию, хотя случай был 20 лет назад.

– Когда вам приходится контактировать с коронавирусными больными или потенциально коронавирусными пациентами?

– В “красную зону” выхожу не часто: только если там есть проблемы и их нужно решать. Бывает по-разному. На последнем дежурстве был в “красной зоне” дважды. У всех пациентов с ковидом увеличиваются риски повышения сердечного ритма на фоне приёма определённых препаратов, увеличивается тромболический синдром. Контактирую с пациентами, скажем так, по поводу кардиологических вопросов.

– Ваша жена Елена Шураева заявила о недостатке СИЗов в больнице им Семашко в начале мая. Какая сейчас ситуация в больнице?

– Всё началось с того, что она спрашивала: “Приходя домой, ты уверен, что ты здоров, какие защищающие меры оказываются, есть ли СИЗы?” В самом начале работы были респираторы только типа FFP1 и костюмы. Все СИЗы выдавала старшая медсестра. С обеспечением масок помогала жена. Проблема была, в основном, с респираторами, типа FFP2, FFP3 не было. Поэтому она и выступила в соцсетях. В первых числах мая СИЗы появились. И сейчас с обеспечением всё в порядке.

Когда заходишь в реанимационную палату, видишь коллег в одинаковых костюмах, кто-то ниже, кто-то выше, но в целом СИЗы уравнивают эту комплектацию. Не понимаешь сразу, где врач, медсестра, санитарка. Узнаёшь коллег только по глазам.

– Как вы думаете, сильно ли изменится жизнь людей из-за коронавируса? Скоро ли изобретут вакцину?

– Прогнозы – не в моей компетенции. Но поступающих сейчас немало: иногда “скорые” стоят в очереди. По 5-6 человек могут привезти в одной машине из района. Нелегко в этот момент, особенно врачу в “красном приёмном покое”. Его бригаде нужно принимать быстрые решения: кого-то нужно сразу в реанимацию, кого-то – домой, а третьего – в другой стационар. При этом всегда нужно опрашивать пациента, заполнять много документации, брать анализы, делать рентген. Всё это – большие усилия. Дежурные и пульмонологи по 4 часа работают в СИЗах…        

– В чём сейчас сложности работы с пациентами?

– Моя работа, честно говоря, не сильно изменилась. Я обычный доктор, ничем не выделяюсь. Люди продолжают, как и раньше, жаловаться на отсутствие сочувствия и внимания. Такой вывод сделал, почитав отзывы в интернете о больнице – типа: “Доктор как робот посмотрел и пошёл выполнять свои дела”. Однако у врачей мало времени. Разговаривая с пациентами, зачастую вижу, что за дверью ожидают ещё двое-трое. Многие сейчас следуют призыву: стало чуть плохо – вызывай врача. Вызывают скорую с 37,7. Однако есть очередь из других, летальных пациентов, которые могут умереть в ожидании помощи. Хотя и тех, у кого небольшая температура, также понять можно, ведь в поликлинику сейчас сложно обратиться. Нагрузка на медиков очень увеличилась. Ни о какой душевности, приятном вкрадчивом голосе не может идти и речи.  

– Многие врачи не хотят открыто рассказывать о работе. Как думаете, в чём проблема такой закрытости? Может, врачи скромничают и стесняются признавать себя “героями нашего времени”, как их теперь называют?

– С одной стороны, это наша обычная работа. Да, изменился характер работы в плане ношения СИЗов… 

Что значит понятие “герой”? Героем может считаться водитель маршрутного такси, который тоже работает в жёстких условиях по 12 часов… Любого человека поставь работать в сложные условия, и он, в своём роде, станет героем. Тем не менее, я по-прежнему считаю, что коллеги, работающие в “красной зоне” – настоящие герои. Я вижу, как их глаза горят в начале, и иногда становятся усталыми под конец дежурства.   

– Как вы относитесь к тому, что жена в каком-то смысле прославила вас?

– Хоть у нас фамилии разные, она прославилась как жена орловского врача. Совпадение это или нет, но после её обращения в больнице появились СИЗы. И многие коллеги говорят мне:” Передай ей спасибо”.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ:  Директор Орловского кукольного театра Екатерина Морозова устроила революцию
Автор: Анна Лобанова

Рекомендуем наши новости

Вундеркинд из Орла Арсений Цыбаров заинтересовал Министерство обороны России

Вундеркинд из Орла Арсений Цыбаров заинтересовал Министерство обороны России

16-летний Арсений Цыбаров из Орла для своего будущего выбрал «оборонку». А «оборонка» выбрала его. В Суворовском училище, куда он поступал этим летом, ему сказали: «Такие люди нам нужны!». Но в ...

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Программы

Орловский губернатор настойчиво предлагает папе искать клад

Орловский губернатор настойчиво предлагает папе искать клад

Не знаю, как у вас, а у меня слово «бюджет» вызывает скуку и желание изменить тему. Потому как непонятно и всё равно заведут за угол. Все эти «трансферты», «субвенции», нормативы отчислений и ...

Проекты

Видео