Орловская история для взрослых

Орловские обнимашки, или Как горожане бунтуют, а их не слышат

Граждане Орла чуть не каждую неделю «обнимают» сквер Ермолова, пытаясь его спасти от строительства фонтана, противостоя таким образом губернаторскому решению, поддержанному городской властью, о благоустройстве территории, включающей в себя и сквер, и автостоянку, и зону рядом с Александровским мостом – вплоть до церкви Михаила Архангела в Орле.

Обращаясь к горожанам, один из самых активных защитников сквера Вадим Невров пишет: «Приходите деревья защищать и защищать нормальный сквер. Потому что кроме долгостроя там ничего толкового «серый дом» не сделает. Деньги освоят на фонтане и земляных работах, а нам потом разбираться, что с этим делать… Подумайте, кто в городе хозяин: чиновники, которые и дальше будут продавливать любые решения и ломать через колено общество, или всё-таки ГРАЖДАНЕ?

Хороший вопрос. Именно он побудил окунуться в историю появления сквера. Беда: всё, что в нём делалось в течение десятилетий, делалось «через колено» и по чиновничьим убеждениям. В том числе то, что сегодня пытаются защитить «новые граждане» Орла.

Вместо «большого старого европейского города»  – пустырь

Сквер появился благодаря сносу в 1960-х – 80-х годах старой части областного центра.  И некоторые градозащитники, которые изучали старый Орёл, до сих пор утверждают, что мы потеряли ничем не восполненную красоту. 

Дело в том, что каждый старый город имеет выраженный исторический центр. Это не только крупные памятники, но и обязательно – так называемая “рядовая застройка”, аутентичная историческая архитектурная ткань.

С конца XVIII в. во всех российских городах  историческое ядро облекалось в камень – центры застраивались каменными, в основном, двухэтажными зданиями.  В Орле капитальный каменный центр расположился как раз в трёх кварталах на нынешней пл. К. Маркса – в 61-м, где хотят соорудить фонтан, в 36-м, где памятник Лескову, и в м37-м, за часовней, частично сохранившемся. Каменная застройка здесь существовала ещё до Регулярного плана 1779 г.. а после его утверждения начала активно развиваться. К началу XIX в.  уже было немало каменных зданий, которые потом без разрушений пережили Великую Отечественную войну  и продолжали служить до конца 1960-х гг.

Исторический город – это атмосфера. Что её создаёт? Во-первых – подлинные старые здания, а во-вторых – традиционный городской быт в этих зданиях. Сейчас трудно себе представить , что ещё 60 лет назад на месте сквера и памятника Н.С. Лескову стоял большой насыщенный жизнью городской район – кварталы были жилыми, на первых этажах находились лучшие городские продовольственные магазины, булочные, кондитерские, ателье. Тут же – Филармония, Театр кукол, Художественный фонд, Телеграф, Аптечный склад. Здесь сосредоточилась чуть ли не вся орловская пищевая промышленность – Винзавод, Пивзавод, Кондитерская фабрика, Колбасный завод и магазин, Пекарня. Это был настоящий центр «большого старого европейского города»,  как охарактеризовал Орёл в 1944 году Борис Пастернак.

И вот этот живой город за 10 лет стёрли с лица земли. Не война, а советские архитекторы той поры. Говорят, видевшие картину сноса люди плакали, крестились и восклицали: “Что же вы делаете, сволочи!”  На месте  города возникла пустота. Особенно это было явным в начале 90-х, когда пустая территория пугала не только запущенностью, но и напрягала возможным креативом алчущих наживы чиновников: вдруг застроят какой-нибудь неуместной высоткой?

Фонтан. Но не случилось

Но потом горожан обрадовали: «Горадминистрацией было принято решение о расширении улицы Комсомольской от переулка Воскресенского до ул. 1-й Посадской и об увеличении заездного «кармана» для общественного транспорта. МУП Орелэлектротранс» перенёс на новые места контактные сети. На границе между тротуаром и сквером установлен бордюрный камень, благоустраивается дорожное покрытие. Совхоз «Коммунальник» готовит места для посадки крупновозрастных деревьев. Это сизые ели, конский каштан, березы, липы, рябины, можжевельник (всего более 50). Заготовлены 5 тыс. кустарников. 150 кв метров займет цветник и 1100 – травяной газоне. Му УКХ планирует завершить строительство фонтана». В общем, даёшь фонтан! Представляете: на месте пустыря – сквер и фонтан? НЕ «европейский город», но красиво.

Кстати: нынешняя площадь Ермолова создавалась таким образом, чтобы через неё проходила визуально ось ул. Ленина-Смоленская церковь. Ради этого была понижена этажность нового дома (того, что вытянулся сзади нынешнего памятника Ермолову) и стёсан его угол. Ради той же цели при реконструкции были выпрямлены перила Александровского моста, поскольку они уходили влево.

Но фонтан не появился. Власть передумала. 4 июня 2002 года в день 225-летия со дня рождения орловца-героя Отечественной войны 1812 года Алексея Ермолова под звуки военного оркестра ФАПСИ в сквере был заложен камень в основание памятника. Губернатор Егор Строев так это объяснил: «Настало время восстановить историческую справедливость…. Пусть для всех грядущий монумент станет символом того, что у России есть свои геополитические интересы, которые должны быть и непременно будут защищены всей мощью государства».

Отличная идея восстановления исторической справедливости. Правда, тотчас нашлись скептики: зачем в этом месте нужен очередной памятник, если на этой территории уже есть прекрасный памятник Н.С. Лескову с пятью фигурками героев его произведений (итого шесть фигур) да шесть голов именитых земляков у бывшей мужской гимназии. Не получится ли так, что Ермолов с какой-нибудь саблей нарушит и камерность пространства, и единство территории; и вообще будет лишним в этом месте, внося диссонанс и со смысловой точки зрения, и с точки зрения дизайна места?

«Заслуживает особого внимания предложение почетного академика архитектуры, кандидата искусствоведения С. Федорова и члена Союза художников СССР В.П. Басарева (автора памятника И. С. Тургеневу в городе Мценске, монумента «Православный крест и Скорбящая Мать» на Кривцовском мемориале, бюстов Петру Великому, А.В. Суворову, М.И. Кутузову и А.П. Ермолову в санатории Марьино в Курской области и др.) – установить не просто памятник Ермолову, а сделать его центральной фигурой скульптурного ансамбля, символизирующего победу русского народа в Отечественной войне 1812 года. «Сооружать конный памятник А.П. Ермолову надо на бульваре Победы и установить его на продольной оси бульвара в его западной части. По сторонам ведущей к ему аллеи разместить скульптурные бюсты отечественных полководцев всех времен, исторически связанных с Орлом. Тогда бульвар Победы будет соответствовать своему названию и станет исключительным по выразительности мемориальным ансамблем города», – писала «Орловская правда», и с этой красивой идеей было трудно не согласиться. Только представьте: напротив площадки Дома правительства – стела Воинской славы г. Орла, бульвар, и затем – Ермолов, а справа и слева – герои-орловцы всех времен. Такой комплекс стал бы не просто украшением города, но местом многочисленных экскурсий, страничкой истории, гордостью современников и их потомков.

И это явно предпочтительнее установки памятника Ермолову «на фоне» Н.С. Лескова и его литературных героев, а также многочисленных бюстов бывших учеников мужской гимназии. Говоря откровенно, место, где заложен камень «под памятник герою войны 1812 года», явно чужеродно этому герою. Масштаб не тот. Это место Лескова: здесь стоит здание гимназии, где он учился, здесь церковь Михаила Архангела и очарованный странник, здесь набережная и душевное тепло, в конце концов, здесь совершенно замечательный памятник – может, единственный в Орле, который прекрасен и по исполнению, и по тому, насколько органично он вписался в ландшафт. Конь и мощная фигура Ермолова, с одной стороны, разрушат это и «закроют» Лескова, а с другой – будут выглядеть лишними.

Очень важен и вопрос, какой памятник будет установлен в Орле… Может, «покопаться» в мастерских орловских художников, к слову, даже не допущенных до участия в том конкурсе по причине отсутствия «столичной прописки»? Тот же В.П. Басарев является автором бюста А.П. Ермолова, установленного в бывшем дворце генерал-фельдмаршала князя А.И. Барятинского (Марьино, Курская область). Другой бюст А.П. Ермолова работы В.П. Басарева украшает «Орловское Ермоловское общество». А в мастерской, которую после смерти отца унаследовал его сын – тоже скульптор С.В. Басарев, осталась вовсе величественная работа, которая, по оценкам орловских художников, и могла бы украсить наш город. Орловские художники готовы сделать этот памятник все вместе, принеся в дар Орлу и собственный талант, и талант трагически ушедшего из жизни скульптора, мечтающего о настоящем бульваре Победы в родном городе…» – откликнется на идею Орловское Ермоловское общество. Но кто б слушал тех скептиков?! Сказано: люминий, значит, люминий.

Лесков проиграл Ермолову, но…

Ещё через полтора года, 30 декабря 2003-го вышел губернаторский указ об открытом Всероссийсколм конкурсе на лучший проект памятника А.П. Ермолову. Победителя намеревались определить не позднее 20 мая 2004 года. Егор Строев обосновал это так: «Мы отдаем Ермолову лучшую площадь города, чтобы воздвигнуть величественный монумент. Но мы понимаем, что Ермолов – деятель не орловского масштаба, а всероссийского. Да, одним нам в области не осилить столь трудную задачу… Это общероссийское дело… И поэтому мы обратимся ко всем россиянам с просьбой принять участие в этой благородной акции….

Пусть это место будет символом военной юности… И пусть для всех грядущий монумент станет символом того, что у России есть свои политические интересы, которые должны быть и непременно будут защищены всей мощью государства. Вечная слава генералу Ермолову! Слава русской армии!». Так военная патриотическая идея победила литературную и научную, тоже патриотическую, но более замысловатую. Литературный Орёл с Лесковым проиграл любящему поэзию и поэтов генералу Ермолову.

20 апреля 2004 года жюри подвело итоги первого этапа конкурса.  Выбрали пять лучших работ. Тайно проголосовали. Наибольшее число голосов получил автор многочисленных памятников и скульптурных композиций, первый секретарь Союза художников России Андрей Ковальчук. Однако памятник не появился.

Егор Строев на вопрос «почему?» ответил спустя 2,5 года: «…Изо всех эскизов, которые предложили художники, честно скажу, мне ни один не понравился. Не нашли они художественного решения. До сих пор на меня говорят, что Строеву ничего не нравится. Ну, не нравятся мне такие памятники, которые словно истуканы. Нам нужен такой памятник, как «медный всадник». Но пока мы не нашли людей, которые способны его сделать…». Шёл 2007 год. Сквер, камень и вполне себе камерный Лесков радовали глаз.

Даёшь 20 миллионов!

Но пришли иные времена и иные люди. В 2011 году, узнав, что одна из известнейших личностей первой половины XIX века завещала себя Орлу, а здесь нет даже маленького бюста герою, новая власть возмутилась и объявила грандиозное: всенародный сбор средств на памятник! Без каких-либо обоснований и расчётов решили, что надо не менее 20 млн – ну, цифра наверное, понравилась. Губернатор Александр Козлов первым сделал взнос – 20 тысяч. Через некоторое время собрали миллион, но дело застопорилось. И вправду, кто ж, не глядя, непонятно на что даст деньги? Памятник-то какой будем ставить? На упавшей лошади или на вздыбленной? С развевающейся буркой или с вниз опущенной саблей? Из бронзы или из гранита? Трёхметровый или замахнемся на десять? Задом к Лескову или передом? А может, передом к головам на постаментах, которые будут казаться срубленными всадником?

Поняв, что где-то поторопились, решили приобщить к делу Центр Национальной славы России, благо с его помощью на Руси в те времена было поставлено уже немало памятников забытым героям Отечества. К тому же возглавлял его президент мощнейшего российского монополиста – ОАО «Российские железные дороги» Владимир Якунин, президентский фаворит, а значит, можно рассчитывать на материальную поддержку. И надо сказать, не ошиблись. ЦНС с готовностью принял предложение о сотрудничестве. Но поставил ряд условий. И… И повисла затянувшаяся пауза. Почему – стало известно благодаря пресс-конференции, на которой вице-президент ЦНС и Фонда Андрея Первозванного Залина Медоева не стала лукавить:

– Мы сразу поразились цене – она нам показалась очень большой… Ваша цена невозможна и торговаться бессмысленно, надо объявлять новый конкурс.

Наша организация очень скрупулезна и в сборе средств, и в оценке художественных достоинств памятников. А также в расходовании средств, в отчетности. Для этого мы нанимаем высококлассных специалистов. В Орёл мы могли бы привезти мэтров российской скульптуры, ландшафтного дизайна. Например, ректора С-Петербургского академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина, действительного члена Российской академии художеств скульптора А.С. Чаркина – автора блестящих памятников Петру Первому, Александру Невскому и другим. Мы не склонны указывать кому-либо что-либо. Но мы готовы помочь серьезными экспертами для проведения конкурса и отбора работ. С нами сотрудничают лучшие специалисты страны, они не заинтересованы в каких-либо приватных решениях. И, конечно же, в Орле должны быть проведены общественные слушания, широкое обсуждение памятника…

Вообще сценарий такой: сначала выбирается место памятника с помощью специалистов по ландшафту, потом привозятся скульпторы и определяется конфигурация будущего памятника, его размеры и тд. И только потом ваяют. Мы готовы помочь выбрать оптимальное решение».

НО… Никому это не было нужно. Кто ж пожертвует идеей с 20-ю миллионами?! Конкурс, естественно, никто не объявил, ландшафтники и дизайнеры были никому не нужны, тем более именитые. Знатные скульпторы тоже только б мешались.

Проза жизни победила поэзию прекрасного

И на свет явилось нечто. Вот как об этом сообщила газета «Красная строка» 27 января 2012 года:

«Изделие представляет собой статую генерала А.П. Ермолова, сидящего на «вздыбившемся» коне и держащего в левой руке нагайку, а в правой – поводья, в военной форме генерала Российской армии образца 1812 года без головного убора»… Материалы изделия: бронза… Габаритные размеры скульптуры: длина 5400; ширина 2400 мм, высота 54000 мм. Распоряжение А. Козлова от 29 декабря 2011 года: «принять безвозмездно в государственную собственность Орловской области от Ассоциации общественного объединения «Общественная палата Орловской области» скульптурную композицию «Генерал А.П. Ермолов» согласно описанию…».

То есть ты, читатель, понял: памятник «провели» через Общественную палату. В те годы её возглавляла небезызвестная Нина Лыгина – тогда ещё проректор коммерческого института.

«Общественная палата Орловской области, разумеется, не меценат и памятников не ваяет. – писала «КС». – Она послужила своеобразным передаточным механизмом между властью и исполнителем. В нашем случае – между администрацией Орловской области… и скульптором Равилем Юсуповым. Возможно, это правильная схема. Конкурсы, проводимые Е. Строевым, результата нет дали… Новый губернатор пошёл иным путем. В этом он, о чем следует говорить без иронии, повторил путь Екатерины Великой, позвавшей в Россию Этьена Фальконе для работы над памятником Петру I. Екатерина тоже не проводила конкурсов. И памятник удался.

Сравнение уместно, поскольку еще весной прошлого года сообщалось, что «за основу монумента…. скульптор взял образ Медного всадника в Санкт-Петербурге».

То есть тогдашний губернатор Козлов, судя по всему, буквально понял слова своего предшественника про медного всадника. Егор Строев говорил о масштабе скульптуры, а Александр Козлов, сам масштаба не имеющий, – об облике. Так что напрасно сегодняшние защитники сквера говорят о том, что памятник Ермолову вовсе не похож на Медного всадника. Похож. Но в масштабе Козлова и скульптора Равиля Юсупова, известного узкому кругу заинтересованных лиц. Вот как о нём и его ценнике, кстати, писала та же «Красная строка»:

«Равиль Рафкатович Юсупов – востребованный скульптор, ваяющий конные фигуры. Вот что пишут СМИ города Кинешма: Юсупов «…предложил  рабочей группе рассмотреть конную скульптурную композицию (воеводе Федору Боборыкину- авт.) размером 3,-3,6 метра… Она обойдется городу в 3 млн рублей (без учета постамента). Между тем, пункт 3.1 договора, подписанного АОО «ОП» в лице председателя совета Нины Лыгиной, «стоимость выполнения работ… составляет 10900 172 рублей.». Без учета постамента… Заметьте, в Кинешме был конкурс. А в Орле его не было. Это, конечно, проза, способная оскорбить в каждом орловском патриоте чувство прекрасного».

Бунт архитекторов и мэра

В те времена архитекторы ещё не стеснялись высказываться против решений власти, а мэр мог взбрыкнуть. «Почему областная власть предпочла собирать деньги и силами малоизвестного попечительского совета быстро, так, что и опомниться никто не успел, их потратила? Почему выбран Юсупов, а не кто-то другой? Почему общественности отведено место у забора, через щели в котором  предложено следить за тем, что происходит? – задавалась вопросами «КС». «Установка скульптуры без участия архитекторов это нонсенс, – говорили орловские архитекторы. – Спрашиваем, почему проект не был рассмотрен и не согласован на градостроительном совете.  А нам отвечают: «Союз женщин посмотрел…».

Возмутился и тогдашний мэр Орла Сергей Ступин – нынешний директор Музея-заповедника И.С. Тургенева «Спасское-Лутовиново». Настолько, что обратился к народу через «Орловскую городскую газету»: «В особо охраняемой зоне внезапно начались строительные работы. Как выяснилось, это уже устанавливается памятник генералу Ермолову. Вероятно, кто-то решил преподнести орловцам сюрприз…

Архитектура – это индивидуальность города. Историческими зданиями и улицами, соборами и монументами веками любуются жители и гости Орла. Такая же судьба – на столетия – должна быть и у памятника нашему великому земляку…. Но, видимо, кто-то столь уверен в безупречности своего художественного вкуса, что единолично принимает эпохальные решения.

Ко мне как к мэру Орла обращаются люди с возмущением по поводу кулуарности и закрытости всех процедур, связанных с установкой памятника…. Я разделяю обеспокоенность широкой общественности тем, что отсутствует какая-либо информация о внешнем виде будущего памятника, его авторе и стоимости, о подрядной организации, уже приступившей к работам, о сроках ее выполнения….

В связи с большой значимостью памятника генералу Ермолову для архитектурного облика города Орла, считаю безотлагательным:

– в целях выявления художественного образа памятника и его соотвтетствия масштабам площади его проект должен быть рассмотрен на градостроительном совете г. Орла с участием деятелей культуры, научной интеллигенции, представителей общественных организаций;

– с учетом полномочий представительного органа местного самоуправления решение градостроительного совета должно быть согласовано депутатами Орловского горсовета.

Сейчас все работы в сквере имени Алексея Петровича Ермолова остановлены по моему указанию.

Дорогие земляки, вы в очередной раз показываете, что наш Орел, город Воинской славы, город Первого салюта – это город патриотов, настоящих граждан!».

И в том же номере газеты высказался и некий горожанин Дмитрий Арсеньев: «Наверняка у каждого из нас есть свое представление о том, как должен выглядеть наш город, его улицы, дома, парки, скверы, дворы. Что должно радовать глаз, что мы с гордостью будем показывать нашим гостям. Если мы не задумаемся над этим сейчас, боюсь, проблемы будут появляться с пугающей периодичностью…». Как в воду глядел!

А что же депутаты? Все – патриоты!

Июнь 20-12 года. Заседание Орловского горсовета, на котором прозвучит эпохальное: «Генералу Ермолову не повезло с Родиной» – так скажет депутат Николай Паршиков, ректор Орловского института культуры.

«Странно было наблюдать, как ломают копья две оппонирующие друг другу группы жителей Орла. Одна – за безусловную установку памятника, а другая – тоже за установку, но с соблюдением необходимых по закону процедур. При этом каждая начинала свою речь с клятв любви к родному городу и его истории. То есть все – патриоты Орла. Коллективная позиция одной стороны патриотов: работы по установке памятника ведутся незаконно, без разрешительной документации, с нарушение6м нормативно-правовой базы. Эту позицию озвучил депутат Евгений Прокопов от КПРФ. Прямо противоположную позицию огласила депутат от ЕР Раиса Дубровская. Доводы последней подкрепляли неожиданными аргументами: например, что памятник – это временное сооружение, а значит, в согласовании не нужда6ется ни проект, ни выделение земельного участка, ни производство работ. И вообще, оказывается,  установка памятника Ермолову не влечёт за собой изменения облика сквера, а площадь Ермолова не может быть отнесена к местам историко-культурного значения. Наверное, поэтому  выделение земли для получения разрешения на работы в сквере заняло у Общественной палаты всего 2 часа. Своеобразное резюме спору подвёл депутат Игорь Федоров: «Мы должны не обсуждать – законно или незаконно. А дружно проголосовать за установку памятника»».

В итоге депутаты проголосовали так: 19 против 15-ти. Решено: признать разрешение на проведение земляных работ выданным с нарушение действующего законодательства и рекомендовать мэру Сергею Ступину принять меры  по восстановлению законных прав и интересов граждан Орла, а для соблюдения законов РФ и прав местного самоуправления – обратиться в правоохранительные органы. Да, такой вот был в Орле горсовет.

К слову, Общественная палата так и не опубликовала ни список жертвователей, ни общую сумму собранных средств, ни отчёт о расходовании этих средств. Так что тайна сия ещё ждет своего Шерлока. А мэр Орла не принял участие в открытии памятника. Объяснил это так:

«С 24 июля в составе официальной орловской делегации я буду находиться в нашем болгарском городе-побратиме Разграде. Договоренность была достигнута два месяца назад… Мне пришлось вмешаться в ситуацию и по предписанию администрации города Орла проводившиеся без разрешительной документации работы были приостановлены… Такие начинания власти должны не разобщать орловцев, не раскалывать нас подозрениями, упреками и взаимным ожесточением, а, напротив, объединять… На мой взгляд, именно такой урок надо прежде всего извлечь из истории создания памятника А.П. Ермолову и не повторять вольно или невольно совершенных при этом ошибок. А сам бронзовый всадник пусть служит всем нам напоминанием и предостережением от этого».

Такие были надежды.

Пропаганда ценности служения Отечеству

Наверное, история сквера Ермолова не будет полной, если хоть немного не рассказать об открытии памятника. Напомню: он появился в год 1150-летия российской государственности, в Год истории и в год 200-летия победы в Отечественной войне 1812 года. Без Якунина не обошлось, хоть и без отчёта Общественной палаты. Открывали памятник после вручения председателю попечительского совета Фонда Андрея Первозванного уникальной книги «Алексей Ермолов», выпущенной по спецзаказу тиражом всего в 10 экземпляров в формате А3 в коже и с золотым тиснением. Задобрили, так сказать.

Стояла жара. +29,6 С° в тени и под 40 – на солнце. Приглашённых и любопытствующих собралось под две тысячи человек, из которых двое всё же упали в обморок из-за тошнотворного пекла. Остальные устояли, коллективно продемонстрировав позор всех без исключения дезодорантов. В числе почётных гостей были полномочный представитель Президента РФ в ЦФО Александр Беглов (ныне губернатор Санкт-Петербурга), Владимир Якунин, старец Илий. Владимир Якунин напомнил, что камень в основание памятника заложил Егор Строев. Скульптор Равиль Юсупов – в мятом пиджаке и широких штанах, что орловская интеллигенция сочла за особый стиль свободного художника, молчал. Даже о том, что с ним вообще-то не расплатились. Это он потом будет вопить, но уже в одиночку… Куда делись 20 миллионов, так никто и не узнает.

Завершилось открытие праздничным парадом войск Орловского гарнизона, юнармейцев, казаков, курсантов ОрЮИ и Академии ФСО, а также участников Военно-патриотического клуба. Удивили курсантки ОрЮИ своим бравым шагом на шпильках. Впрочем, на фоне последующих «колонн» из казаков и членов ВПК, шагистика которых вызвала смех, они казались образцом для подражания.

Но что же говорили на открытии? В свете нынешних фонтанирующих идей обустройства сквера это очень важно. «То, что мы делаем, имеет огромное политическое значение, пропагандирует ценность служения Отечеству как высшую общественную ценность России. Открытие памятника Ермолову, вся жизнь которого – пример служения, есть некий кирпичик, в основание данной идеологии, новой системы исторического просвещения в стране», – сказал Якунин.

Грустная история

Такая вот история. Сначала снесли, потом захотели фонтан, затем – памятник. Но раньше хоть понимали, что одно противоречит другому, теперь хотят и памятник, и фонтан. Придумав площадь Ермолова, сделали акцент на идеологию, чем оправдали ущемление Лескова, а теперь делают акцент на отдыхе молодёжи. Постоянство в одном: власть не хочет слушать и слышать людей. Вот и конкуренция: Лескова с Ермоловым, фонтана с генералом, сквера с губернаторскими идеями.  Такая вот «мощь государства» на одной маленькой территории.

«Граждане Орла» и просто граждане Орла нынче надеются, что банк, от которого областная власть ждёт 150 млн рублей на фонтан, не станет рисковать репутацией, учтёт протесты и «обнимашки» сквера и не даст деньги. И тогда всё останется, как есть. А как есть? А так, как случилось с учётом своеволия прошлой власти. Лучше будет? Хуже?

Очевидно, что генерал Ермолов – единственный прославленный орловец, завещавший себя Орлу, зарастёт деревьями, которые пока только переживают свою юность, и просто не будет виден. И на вопрос, а кому это поставлен памятник, как и пять лет назад, отдыхающая молодёжь ответит: «Карлу Марксу!». «А почему ты думаешь, что это – Маркс?» – «Потому что остановка называется «Площадь Карла Маркса». Все у нас через… извините.


Использованы материалы газет «Город Орел», «Мы за справедливость», «Орловская правда», «Поколение», «Орловская городская газета», «Красная строка». За помощь в подготовке материала особая благодарность – градозащитнику Илье Кушелеву. Фото из личного архива Вадима Медовщикова

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ:  В Орле остался в живых единственный свидетель по делу женщины-палача
Автор: Елена Годлевская

Рекомендуем наши новости

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829  

Программы

Проекты

Видео

Как Орловцы празднуют День Святого Валентина

Как Орловцы празднуют День Святого Валентина

14 февраля – День всех влюблённых. Это не исконно русский праздник. В нашей стране его начали отмечать относительно недавно. Вопреки устоявшимся представлениям празднует его не только молодёжь, ...