Орловская история для взрослых

Взрыв в Орле: громкая трагедия завершилась тихо

В этом году будет пять лет, как сильнейший взрыв в прямом и переносном смысле потряс Орёл. 23 апреля 2015 года на воздух взлетел склад пиротехники, расположенный в переулке Шаденко. Гремели взрывы, осколки от разнесённых и полыхающих огнём домов летели во все стороны, при этом никто не понимал, что происходит, откуда стреляют и что горит.

Грохот от взрыва был слышен на весь город, а стёкла в окнах разлетались в радиусе 3 – 4 километров от склада. Позже станет известно, что взрывается пиротехника, которая предназначалась для праздничного городского салюта в честь 9 Мая. Итог более чем печальный – два человека погибли, десятки ранены. Девять жилых домов уничтожены, в 156 – значительные повреждения.

«Орелтаймс» вспоминает о трагедии, поговорив с очевидцами, и выясняет, как сегодня живут пострадавшие, что поменялось в их жизни после взрыва, и чем закончилось уголовное дело, возбуждённое в отношении двух сотрудников фирмы-организаторов смертельного фейерверка.

фото: vesti.ru

 

Что случилось?

Страшный взрыв прогремел в Орле в третьем часу дня в спальном квартале тихой и неприметной улочке. Он был слышен во всех районах города. Столб дыма, похожий на ядерный гриб, который местные прозвали орловским вулканом, накрыл несколько кварталов. Ещё два часа после этого по улицам и дворам разносились звуки выстрелов.

На пепелище взорвавшегося склада с пиротехникой были найдены фрагменты тел 44-летнего предпринимателя, Ивана Шукаева, и его 19-летнего сына Виктора.

– Длительное время в данном доме кустарным способом производилась различная пиротехника, об этом свидетельствуют найденные на месте трагедии улики, – сообщил СМИ тогдашний руководитель СК СК РФ по Орловской области.

Сергей Сазин.

На месте взрыва работало 97 человек, 37 единиц техники, в том числе от МЧС России 35 человек личного состава,11 единиц техники, 26 карет скорой помощи, 13 карет от Центра медицины катастроф, следственно-оперативная группа.

Район очага взрыва оцепили. Ликвидация открытого горения произошла около 16 часов.

15 орловцев, в том числе четверо детей, были госпитализированы. При ГУ МЧС России по Орловской области и правительстве региона были организованы горячие линии.

фото: ptzgovorit.ru

 

Александр Бударин, на тот момент вице-губернатор Орловской области.

В день, когда случился взрыв, я был в Москве. Собирался ещё на одну встречу, но тут раздался звонок, и я узнал о трагедии. Развернулся и поздно вечером был в Орле.

Оперативно, минут через 15-20 после взрыва на место прибыл губернатор (Вадим Потомский – прим. Авт.). Был создан штаб, туда вошли представители силовых структур, МЧС, города. Первоначально заседали ежедневно, поскольку нужно было оценить масштаб трагедии, установить причину и зафиксировать всех пострадавших. Их оказалось намного больше, чем на первый взгляд представляли. Ведь на месте взрыва – сам сарай разлетелся, погибли два человека, потом случился серьёзный пожар – два многоквартирных дома, в них только-только завершился капремонт, приведены в негодность, более сотни домов пострадали в разной степени.

Когда начали оценивать полный ущерб, оказалось, что более 500 человек в разной степени вовлечены в эту трагедию. У кого-то выбило стёкла, покосилась крыша и т.д. Были и такие заявления: ничего не сломалось, но вся бытовая техника пришла в негодность, просим возместить.

Расследование начало вскрывать массу смежных проблем. Первое – как это вообще могло случиться? Этот человек (предприниматель Иван Шукаев – прим. Авт) 9 лет фейерверками обеспечивал город, у него был магазин. Оказалось, подобные фейерверки в принципе содержать, снаряжать где бы то ни было, кроме специально отведённых площадок, невозможно. И такие площадки не зафиксированы у нас. Они находятся в Москве и Екатеринбурге. Здесь же всё было нарушено! Сарай, который разлетелся и в котором хранилась пиротехника, был предназначен для сезонной засолки овощей. А там держали взрывчатые вещества!

Я считаю, что городские власти после случившегося сработали хорошо, скоординированной была и работа правоохранительных органов. Правительство в большей степени представлял Николай Злобин. Он быстро нашёл соответствующие проекты для строительства индивидуальных домов. Проблемы, конечно, всплывали. Например, кто-то жил в квартире многоквартирного дома, а у соседа купил ещё одну квартиру, но не оформил. Получалось, что у него на площадке две квартиры, а формально – одна. Но здесь мы не стояли буквально.

Но недовольные были. Например, кто-то, спасая имущество, вынес телевизор во двор, а его залили спасатели…

Я много раз там бывал, пытался успокоить людей. Считаю, что людям помогли достаточно эффективно. Но подобные случаи ставят ребром вопрос о страховании жилых помещений, поскольку, в области, к несчастью, в среднем происходит около 800 пожаров в год. И действующие нормы компенсации причинённого ущерба, к сожалению, в большинстве случаев не восполняют реальные потери.

фото: gazeta.ru

 

Василий Шкапцов, дирижёр Губернаторского симфонического оркестра, при взрыве у него пострадала жена. Семья жила в двухэтажке, которая находилась в 30 метрах от взорвавшегося склада.

– Меня в тот момент не было дома, был на открытом уроке в музыкальной школе им. Калинникова. Телефон на работе я всегда отключаю. Когда включил, вижу – 20 пропущенных вызовов. Перезвонил и узнал о трагедии.

Супруга была в квартире с младшим сыном Елисеем. Как потом рассказал сын, дом загорелся в секунды, выбежать по лестнице не представлялось возможным. Супруга  с сыном выпрыгнули со второго этажа горящего дома. Елисей приземлился удачно, а жена получила компрессионный перелом позвоночника.

Её доставили в больницу им. Семашко, а уже ночью перевели в областную клиническую больницу, где сделали операцию. Ей вставили металлоконструкцию – 14 саморезов в спине…

Из имущества не удалось спасти ничего, кроме старинной скрипки и валторны. Сгорели все документы и вещи. Сгорел и мой концертный фрак. Правда, цела осталась дирижёрская палочка. Но это всё ерунда. Это всё наживное. Беда, что пострадала жена. Теперь она инвалид II группы. Слава богу, ходит. Но сильные боли в спине постоянно испытывает…

Мы подавали в суд иск на компенсацию за физическое увечье, но она не последовала. Виновник определён, но он погиб.

Надо отдать должное нашему областному правительству, сработало как надо. Все, кто жил в уничтоженной двухэтажке, получили квартиры в микрорайоне Алроса, и дома отстроили пострадавшим.

Немало вопросов к надзорным органам. Они должны были контролировать этот бизнес, соблюдение всех норм и правил. А так, выходит, что все всё знали, но ничего не предпринимали.

 

Валентина Хрепникова, полгода провела в больнице.

– Дома были сын, невестка и я. Единственное, что помню: поставила разогревать суп на кухне и вдруг, полетели на меня камни, грязь, балки, куски арматуры. Творилось нечто страшное, словами не передать. В одно мгновение всё разрушилось. Я сделала всего один шаг, и меня по грудь завалило кирпичами, обломками потолочных плит и другим хламом. Невестку в другой комнате придавило шифоньером. А сын был в ванной, его тоже придавило.

Мне на голову упали два блока, и было сотрясение мозга. Ступня, была переломана. Невестка потихоньку вылезла через окно. А ко мне никто на помощь не шёл, зато, как оказалось, зеваки стояли у нашего дома и снимали на телефон.

Потом два парня (мы им благодарность через газету выражали) прибежали, вытащили меня, но я уже себя раскопала немножко. Эти же ребята 90-летнюю бабушку-соседку вынесли.

Я полгода в гипсе лежала. Родные жили в гостинице «Русь». Одно время, я ещё в больнице находилась, нас из гостиницы хотели выселить куда-то в район зернобобового института. Но люди взбунтовались. И оставили всё, как есть.

К нам все отнеслись нормально, может, потому что по федеральному каналу о взрыве говорили, ведь это тоже многое значит. С нами неоднократно встречалось руководство области, города. Нам выделили 130 тысяч рублей, мне ещё организация собрала 80 тысяч, коллеги невестке помогли.

5 октября мы заселились во вновь отстроенный дом. С миру по нитке – и обжились. Нога моя зажила. Но 23 апреля 2015 стараемся не вспоминать. Слава богу, из нас никто серьёзно не пострадал!

 

Наталья Смирнова, её семья из 10 человек остались на улице.

– В тот злополучный день всё напоминало бомбёжку. Мы выбежали в том, в чём были. Горел наш дом, горела машина, из-за едкого дыма ничего не было видно на расстоянии руки. Наша семья из 10 человек осталась на улице.

Всех, кто лишился крыши, заселили в гостиницу «Русь». Там мы прожили полгода. Честно, не надеялись, что дом так быстро построят. Думали поговорят-поговорят и ничего не сделают. Но наш дом восстановили одним из первых. Ничего не пришлось выбивать.

Нет-нет, а взрыв вспоминаем. С соседями иной раз разговоримся о том, какого страху натерпелись…

 

Николай, дом его тестя по ул. Садово-Пушкарная, 65 сгорел при взрыве.

– Я был на огороде около дома. Взрыва было два. Первый, как хлопок, после него посыпалась вся «мишура» – я потом только понял, что она от петард и салютов. А второй взрыв был такой мощи, что в огороде сложилась стеклянная теплица, как карточный домик. Меня бросило на землю и присыпало землёй. И после этого начался пожар. В нескольких местах одновременно горели несколько домов, огонь распространялся очень быстро. В воздухе стоял резкий запах пороха, слышались звуки, похожие на стрельбу.

Я родом из Донбаса, и только-только вернулся оттуда. И всё вокруг походило на то, что в России началась война.

Наш дом тоже занялся огнём. На крышу пожарные вылили две машины. Внутри всё оплавилось и обуглилось.

Потом приехали чиновники, всё имущество описали. С БТИ вышли разногласия. При покупке дома была лёгкая веранда, а я сделал капитальную, но не зарегистрировал её, не успел. БТИ не соглашалось её восстанавливать в том же виде. Но из горадминистрации были люди, они сказали: вот в каком состоянии дом сгорел, в таком его и будут восстанавливать. Восстановили с войной.

После случившегося на салют 9 мая я не хожу.

фото: tass.ru

 

Подрядчик отделался штрафом

Трагичная история со взрывом имела шлейф дальнейших неприятностей. Так,

восстанавливать пострадавшие дома должен был подрядчик – ООО “ПСК “Строитель”. Сумма контракта на ремонтные работы составила более 2 млн рублей. Часть из них по назначению так и не была использована.

Следствие установило, что гендиректор фирмы Владимир Баленков предоставил в горадминистрацию документы, подтверждающие проведение работ в полном объёме. На деле всё было иначе. После обращения жителей прокуратура проверила деятельность “ПСК “Строитель”. В итоге выяснилось, что муниципальному образованию «Город Орёл» был причинён ущерб в размере более 87 тысяч рублей. В отношении Баленкова возбудили уголовное дело. Суд назначил ему наказание в виде штрафа 200 тысяч рублей.

 

Дело закрыли

Да и с директором фирмы «Макс» Иваном Шукаевым, одним из погибших при взрыве, не всё так однозначно. В своё время журналист Валентина Остроушко провела своё расследование и выяснила, что 11 апреля 2011 года Иван Шукаев был признан виновным в незаконном приобретении, хранении и перевозке взрывчатых веществ https://regionorel.ru/novosti/society/vzryv_iz_proshlogo/

(ч.1 ст. 222 УК РФ). Само преступление фиксируется 15 декабря 2010 года. Правда, предприниматель был осуждён условно. И всё же это не помешало ему побеждать на аукционах администрации Орла по проведению салютов. 

В начале августа 2015 года Арбитражный суд Орловской области постановил закрыть дело в отношении ООО «Макс», которое касалось нарушения требований при распространении пиротехнических изделий, повлекшем взрыв и гибель людей. Данное решение было вызвано тем, что единственный представитель компании и её учредитель Иван Щукаев погиб в результате взрыва. Таким образом, предприятие не может быть представлено в суде. Апелляция прокурора также осталась без движения.

А в июне 2017 года в Заводской суд Орла было направлено уголовное дело, возбуждённое весной 2015 года, по факту взрыва на складе пиротехнической продукции. Перед судом предстали два бывших работника фирмы «Макс», на складе которой 23 апреля 2015 года прогремел взрыв. Один из сотрудников во время происшествия получил телесные повреждения, другой на месте отсутствовал. Против бывших сотрудников ООО «Макс»  возбуждено уголовное дело по трём статьям: ч. 3 ст. 238 (хранение, перевозка в целях сбыта товаров и продукции, выполнение работ, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей), ст. 218 (нарушение правил хранения, перевозки и использования пиротехнических изделий), ст. 168 УК РФ (уничтожение и повреждение чужого имущества в крупном размере, совершенные путём неосторожного обращения с иными источниками повышенной опасности).

Как пояснили в Заводском райсуде, дело рассматривалось 19 февраля 2018 года. Было постановление суда в отношении Белоусова и Глушач. Дело было прекращено, так как данная категория дел попала под амнистию. Было постановление Госдумы от 24.04.2015 года об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне. Что любопытно, об этом в СМИ – ни строчки. Вот так тихо, без огласки был подведён итог трагедии, которая потрясла весь Орёл.

 

Автор: Екатерина Козлова

Рекомендуем наши новости

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Программы

Орловский губернатор настойчиво предлагает папе искать клад

Орловский губернатор настойчиво предлагает папе искать клад

Не знаю, как у вас, а у меня слово «бюджет» вызывает скуку и желание изменить тему. Потому как непонятно и всё равно заведут за угол. Все эти «трансферты», «субвенции», нормативы отчислений и ...

Проекты

Видео

От США до ОАЭ: эксклюзивные видеоинтервью орловцев по Covid-19 из разных стран мира

От США до ОАЭ: эксклюзивные видеоинтервью орловцев по Covid-19 из разных стран мира

Пандемия коронавируса заблокировала мир. Что, безусловно, правильно. Закрыты все авиаперелеты и сообщения между странами. Человечество столкнулось с новой угрозой – Covid-19.  Специально для ...