Аналитика

Орловский губернатор настойчиво предлагает папе искать клад

Не знаю, как у вас, а у меня слово «бюджет» вызывает скуку и желание изменить тему. Потому как непонятно и всё равно заведут за угол. Все эти «трансферты», «субвенции», нормативы отчислений и прочий малопонятный словарь терминов отвадят любого, не задействованного в сфере экономической казуистики, задавать какие-либо вопросы, а тем более - искать на них ответы. Однако ситуация с бюджетом города Орла, который реально, без преувеличений стоит на грани банкротства, и информация о приезде 18-ти ревизоров из Федерального казначейства понудили изменить отношение к теме: что происходит-то?

Сказка — ложь, да в ней урок

Жили-были мама, папа, десяток детей и дядюшка с дедушкой. Дети ели-пили, одевались-обувались, мама – по хозяйству, всем рулила, а папа зарабатывал. Немало, но вынужден был делиться – с дядюшкой и дедушкой. Ну, правила такие в семье были изначально установлены. И согласно им, оставалось папе-маме-деткам лишь 5% от заработанного, 60% шло дядюшке, а все остальное – дедушке. Но папу успокаивали: не волнуйся, дескать, будет совсем плохо – поможем. То дядюшка чего подкинет, то дедушка. Причём иногда – очень даже значительные суммы. Но по своему усмотрению. То дорогу до дачи отремонтируют, то игрушек дорогих накупят, то фонтан во дворе поставят. А дети, противные, не ценят: есть просят, мама вопит: крыша в доме прохудилась. Папе некуда деться – в кредиты залез – куда ж от семьи денешься. В общем, довели семью дядюшка с дедушкой до ручки. Нет, пока не голодают – но лишь потому, что по долгам не платят.

Папа с мамой просят: оставьте нам, пожалуйста, не 5%, а 15% - и мы как-нибудь выживем. А дядюшка им: с ума сошли? Если я вам 15% оставлю – вам же хуже будет! Ни подарков ярких, ни дороги к дачке – а она-то стоит все ваши обеды за год. Что тогда делать будете?! По ямам-грязи ходить? Опять же: я с дедушкой договорился, что тот мне поможет с моими кредитами расплатиться, а соглашение так прописано, что ну никак нельзя увеличить отчисления на твою семью. И посоветовал папе искать клад...

Плачет мама, ноют дети, папа бьётся то в истерике, то в двери к дядюшке, уж и до дедушки дошёл, а сделать ничего не может. И как жить дальше – не знает – клады-то все выкопаны уже давно.

Такая вот современная сказка. Про Орёл. Это если рассказывать про городской бюджет без экономических терминов.

Потомские мытари

А теперь – с терминами и реальными именами.

Система финансирования бюджетов в нашей стране выстроена жёстко вертикально: всё заработанное обкладывается налогами, те собираются и распределяются. Есть сельские, поселковые, есть районные, есть городские, региональные и, наконец, федеральный бюджет: на оборону – надо, на образование – надо ну и так далее.  Отчисления не зависят от того, кто сколько заработал. От слова совсем. Хоть миллиард, хоть десять – определён процент. Федеральная власть определяет, какой она хочет получить процент, региональная – какой ей нужен. Главный источник поступлений в казну Орловской области – НДФЛ – налог на доходы с физических лиц. Ну а главный донор – Орёл: и населения больше, и доходы выше, чем в деревне.

Когда-то регион забирал 40% от собранных с населения Орла средств, потом захотел половину, теперь берёт около 60%. Плюс нужды Москвы. В общем, оставляют нашему донору – 5%. Как тому сказочному папе. Но что в сказке, что в жизни, жить на 5% от заработанного невозможно, нечестно и бесперспективно. Даже с шикарными подарками с барского плеча в виде фонтанов.

Вообще закручивать гайки Орлу областная власть начала после победы коммунистического выдвиженца Александра Касьянова, которого неожиданно для власти население избрало мэром города – тогда ещё были прямые выборы, и власть в городе не была двуглавой, как сегодня. Ну, такое наказание за строптивость. Норматив отчислений от налога на доходы с физических лиц сократили. Но окончательный удар по Орлу нанёс Вадим Потомский. Именно он придумал, как, ничего не делая, разом наполнить региональный бюджет – сократил процент оставляемого областью горожанам НДФЛ до 5%. Орловцы ничего не поняли и только продолжали клеймить мэрскую власть за плохие дороги, освещение, тротуары и прочее. Было это в 2016 году, практически в то время, когда, к примеру, губернатор другой области – Брянской, осознал, что столицам областных центров жить на голодном пайке нельзя и, наоборот,  вдвое увеличил областному отчисления – до 16 процентов.

Первыми, кто гласно возмутился губернаторским произволом в Орле, стали городские депутаты. Уже в 2017 году, ещё при Потомском, мэр Орла Василий Новиков пытался объяснить: Орёл не выживет. «В настоящее время – писал он в Пояснительной записке в августе 2017 года – из общей суммы налогов, уплачиваемых налогоплательщиками города Орла, в бюджет города поступает лишь 11,5%, в федеральный бюджет – 26,5%, в областной – 62%. Из собранных на территории Орла в 2016 году 14,5 млрд рублей налогов и сборов в бюджет Орла поступило лишь 1,7 млрд». Дескать, несправедливо же! Но главное – «Существующая система распределения налоговых доходов привела к хронической нехватке собственных средств для покрытия расходных полномочий, о чем свидетельствует ежегодный рост муниципального долга и расходов на его обслуживание. Так, размер привлекаемых кредитов в сравнении с 2012 годом вырос в 3,5 раза (с 463,2 млн руб. до 1 632,5 млн руб.). Расходы на обслуживание муниципального долга увеличились в 6,5 раза (в 2012 году – 26,7 млн руб., в 2017 – 174 млн руб.). При существующих нормативах распределения налоговые и неналоговые доходы бюджета города Орла составляют порядка 2,3 млрд рублей. При этом минимальная потребность в средствах на исполнение расходных полномочий - более 3,8 млрд рублей. Таким образом, необеспеченность бюджета уже превышает полтора миллиарда рублей в год». То есть денег не просто мало или, там, не хватает. Их, можно сказать, просто нет!

Чем это оборачивается? Ясное дело – бедностью со всеми вытекающими. «В бюджете города Орла ежегодно значительно ниже потребностей утверждаются ассигнования на содержание автомобильных дорог местного значения, капитальный ремонт общего имущества в отношении муниципальных помещений, расположенных в многоквартирных домах, ремонт муниципальных учреждений образования и приобретение основных средств благоустройства города, исполнение судебных решений. Отсутствие доходной базы не позволяет… обеспечить социальные обязательства по питанию школьников, социальной поддержке инвалидов…». Значительные средства необходимы муниципалитету на приобретение жилья для переселения граждан из жилых помещений в многоквартирных домах, признанных аварийными после 01.01.2012 г. По состоянию на 1 августа 2017 года в Орле признаны аварийными и подлежащими сносу 133 многоквартирных дома… Усугубляет ситуацию наличие значительного объема кредиторской задолженности, образовавшейся вследствие неисполнения доходной части бюджета города Орла в 2014-2016 годах (времена позднего Михаила Берникова – Сергея Ступина и раннего Андрея Усикова – Василия Новикова – авт.) и составившей по состоянию на 01.01.2017 более 528 млн рублей». А посему – предложение: «в абзаце пятом закона Орловской области «О межбюджетных отношениях в Орловской области» цифру «5» заменить цифрами «15».

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ:  «Тут 30 страниц текста… Депутаты устали»: как народные избранники отреагировали на годовые отчёты мэра и сити-менджера Орла

Потомский на это…  А что Потомский? Не для того он забирал, чтобы отдать. «Принятие данного законопроекта повлечёт выпадающие доходы облбюджета в сумме 631,3 млн рублей, источник возмещения выпадающих доходов (в нашей сказке – клад) не указан. На основании вышеизложенного принятие указанного законопроекта не поддерживаю». Такие вот аргументы. А ведь если бы губернатор прислушался к мэру, «заменил» цифру, у Орла, как минимум, в 2017 году могло б не быть долгов.

Коммунистическая контрибуция

Ушёл Потомский. Дальняя дорожка! Пришёл Андрей Клычков. Моложе, перспективнее. Понятно, что ненадолго, но, чтобы «ненадолго» стало не наказанием, а карьерным ростом, надо давать показатели. Но вот беда для орловцев-горожан: за показатель сбалансированности бюджета Орла губернатор не отвечает. А вот за долговую нагрузку региона – в полной мере. Снизить её можно разными способами: развивать производственную базу региона, приводить инвесторов, создавать рабочие места, повышать уровень жизни населения. Ну, или просто – не отдавать Орлу отнятое предшественниками. Потому как это гарантированные полмиллиарда и даже больше в бюджете области.

Мэр Орла Новиков этого не понимает. Вернее, он-то все понимает, но деться ему некуда: критиковать администрацию Орла за неисполнение того и этого можно до бесконечности, но казна пуста. Опять же: коллеги-депутаты требуют, как минимум, исполнения наказов и платы за социально ориентированную (или популистскую – кому как нравится) политику – бесплатное питание в школах, льготы за проезд и прочее, поскольку это ж их гарантия на предстоящие выборы, а сити-менеджер разводит руками: все клады выкопаны, а на 5% всё это не сделаешь.

И осенью 2018 года мэр вновь пишет «письмо султану». Правда, без оскорблений и угроз – шайтаном губернатора не обзывает,   секретарём самого Люцифера не считает. Исключительно деловая просьба. В принципе – одна-единственная: заменить в нужном абзаце «пятёрку» на «пятнадцать». Сделать это может облсовет, но лишь с одобрения губернатора. Чтобы губернатор проникся, вновь пишут пояснительную записку.

Извини, читатель, что мучаю тебя цифрами, но они стоят того, чтобы их прочесть.

«В настоящее время из общей суммы налогов, уплачиваемых налогоплательщиками города Орла, в бюджет города поступает лишь 10,3%, в федеральный бюджет – 30,4%, в областной бюджет – 59,3% (то есть по сравнению с 2017 годом, «дедушка» заполучил больше, а «папе» пришлось посильнее затянуть поясок. «Собственные доходы составляют 2,3 млрд. рублей. При этом минимальная потребность… – 3,8 млрд рублей, что на 1,5 млрд рублей превышает имеющуюся доходную базу». Тут ничего для нас нового нет. Разве что можно отметить: город Орел не ухудшил свои показатели по доходам.

«В связи с недостаточной обеспеченностью доходными источниками бюджет города Орла ежегодно формировался с максимальным дефицитом, основным источником финансирования которого являлись коммерческие кредиты». А куда деваться, если кладов нет, и зарплата у горожан не растёт, а значит, и отчисления с неё?! Более того, на пороге уже стояла пенсионная реформа, которая вовсе поставила под вопрос необходимость так называемых «белых зарплат» – непатриотично звучит, но настроения именно такие. При этом долг города «по состоянию на 1 января 2018 года составил 2,185 млрд рублей и практически достиг своего максимального значения (99,3%  от налоговых и неналоговых доходов…)». Это плохо, не потому что просто плохо, но и потому что Бюджетный кодекс не позволяет городам-предбанкротам формировать свой бюджет с дефицитом и привлекать средства на его финансирование.

«Общая бюджетная необеспеченность, обязанность формирования бездефицитного бюджета, наличие кредиторской задолженности, образовавшейся при исполнении бюджета Орла за 2017 год, в размере 417,9 млн рублей, практически исчерпанные возможности пополнения казны за счёт приватизации (для сравнения: доходы от приватизации муниципального имущества в 2013 году составляли 791,6 млн (при тех, более низких ценах!!!- авт.), в 2018 году запланированы в размере 128 млн рублей (потому как продавать уже практически нечего - авт.) привели к несбалансированности бюджета города Орла в 2018 году. В связи с необеспеченностью бюджетными ассигнованиями на исполнение принятых расходных обязательств в текущем году кредиторская задолженность бюджетных учреждений Орла имеет тенденцию к увеличению и по состоянию на 01.08.2018 года составила 742,4 млн рублей» – пишет Новиков. А было, если помните, 651,1 млн.

«В сложившейся ситуации… увеличение объёма налоговых поступлений в бюджеты городских округов путем перераспределения налога на доходы физических лиц позволит обеспечить дополнительное поступление…. 623 млн рублей в год». Эти деньги, как видим, уже не перекроют все долги, но значительно их могут уменьшить. Это если думать о городе Орле. Но в правительстве более глобальные думки. «Изменение отчислений в местный бюджет части налогов… приведёт к неисполнению публичных нормативных обязательств и других расходов социального характера областного бюджета» - ответил мэру замгубернатора по экономике и финансам Вадим Тарасов. А значит, такое изменение «нецелесообразно».

Чуть позже ответ дал и сам губернатор. Он, как и Потомский, сделал упор на отсутствие «клада»: «Принятие данного законопроекта повлечет выпадающие доходы областного бюджета в сумме 680 млн рублей. В указанном законопроекте не указан источник возмещения…». То есть фактически: если вы хотите от нас получить помощь, найдите нам деньги для оказания этой самой помощи.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ:  Орловская область – в числе регионов-«лидеров» по естественной убыли населения

Старая песня о главном

Наступил 2019-й. Дожили до июня. В Орле с деньгами – просто швах. И мэр Василий Новиков пишет два обращения в область. Первое – с просьбой оказать финансовую помощь, второе – изменить-таки распределение НДФЛ в пользу увеличения процента.

Что касается просьбы о помощи, то это уже сродни крику утопающего: «По итогам 2018 года бюджет Орла по налоговым и неналоговым доходам исполнен на 81,9%..., недополучено 508,7 млн рублей». То есть к кредиту добавилась ещё и огромная «недоимка», если можно так выразиться.

«Неисполнение доходной части не позволило своевременно и в полном объёме произвести расчеты по взятым обязательствам. В результате по состоянию на 01.01.2019 года кредиторская задолженность органов местного самоуправления и муниципальных учреждений за приобретенные товары, выполненные работы, оказанные услуги составила 651,1 млн рублей». Говоря попросту, из-за пустой казны горадминистрация не рассчиталась за выполненную работу перед теми, кто её сделал,  и оказанные услуги на сумасшедшую сумму. Тут и поставщики питания в школы и детсады, и коммунальщики, и ресурсные организации, и ремонтники дорог. Меж тем «в бюджете Орла на 2019 год… на погашение кредиторской задолженности утверждены ассигнования в сумме 294 млн рублей, что не позволяет удовлетворить все требования кредиторов, которые массово взыскивают задолженности в судебном порядке и приводит к дополнительным расходам бюджета в связи с уплатой неустоек и пеней по исполнительным листам. Так, только по учреждениям образования в 1-м квартале 2019 года было начислено 10,8 млн рублей на указанные расходы». «Кроме того, недостаток ассигнований на погашение задолженности прошлых лет приводит к регулярной приостановке операций по лицевым счетам учреждений… По состоянию на 01.05.2019 года кредиторская задолженность по городским полномочиям по сравнению с началом года увеличилась на 163,2 млн рублей и составила 814,3 млн, из них по учреждениям образования – 577,1 млн рублей. В настоящее время муниципальными образовательными учреждениями полностью исчерпаны лимиты бюджетных обязательств по страховым взносам, коммунальным платежам, что… приводит к полной блокировке счетов операций по их лицевым счетам. Для разблокировки по исполнительным листам... необходимо 21 млн рублей». «При этом объем муниципального долга на 2019 год утвержден в сумме 2 312 млн рублей, что составляет на сегодняшний день 90% предельного объёма муниципального долга». Убедительно прошу рассмотреть вопрос об оказании в 2019 году дополнительной финансовой помощи муниципальному образованию «Город Орёл»».

Денег не дали. «В настоящее время оказание дополнительной финансовой помощи бюджету города Орла не представляется возможным, так как… источники дополнительных доходов отсутствуют» – написал Вадим Тарасов. И дал пять советов. Безукоризненных. Есть смысл их привести.

  1. В первоочередном порядке направлять средства бюджета на финансирование социально-значимых расходов и на погашение кредиторской задолженности и по остаточному принципу осуществлять финансирование других расходов.
  2. Продолжить работу по повышению налоговых и неналоговых доходов.
  3. Провести работу по сокращению расходов на содержание органов местного самоуправления, в том числе за счет сокращения расходов на премирование работников.
  4. Провести работу по сокращению объема недоимки в бюджет в объеме не менее 20%.
  5. Провести работу по оптимизации расходов на содержание административно-управленческого персонала муниципальных образовательных учреждений города Орла.

Как будто это решит проблему. Ведь на самом деле пункт первый уже несколько лет исполняется именно таким образом, как написано; пункт два и четыре – общие слова, пункт три – прекрасен для оппозиционных кандидатов в депутаты. К слову, несколькими абзацами выше г-н Тарасов пишет: «согласно данным отчета о расходах и численности работников органов местного самоуправления горда Орла на 1 января 2018 год  фактически расходы на оплату труда… сложились в сумме 342,8 млн рублей, а по состоянию на 1 января 2019 года – 320 млн рублей (93,6% к уровню 2017 года)». Однако «план мероприятий по росту доходов и оптимизации расходов на 2018 год предполагал «сокращение расходов на содержание органов местного самоуправления на 25%». То есть сократите каждого четвёртого работника горадминистрации – и будет вам экономия почти в 80 млн. На погашение кредита не хватит, но на разблокировку счетов – вполне.  А если сократить каждого второго? А на две трети? Перспективы!

Ну а пункт пять – вовсе песня. Судя по всему, он о том, что надо бы активнее объединять школы и детские сады. Оставить 20 из полсотни – вот и будет экономия: на директорах, главбухах и прочих ненужных людях.

Ну да перейдем к старой песне о главном. Про отчисления. В Пояснительной записке уже не о помощи, а о процентах, мэр в очередной раз напомнил: из общей суммы налогов и сборов, уплаченных горожанами в 2018 году, лишь 10,5% (1,8 млрд) поступили в городской же бюджет. Зато областной бюджет получил больше 10 млрд (62,8% от уплаченных жителями Орла налогов). Общая сумма доходов в бюджет – пресловутые 2,3 млрд, а минимальная потребность та же  – 3,2 млрд. Разрыв – почти миллиард. Это меньше, чем раньше (было 1,5 млрд), но радости мало, потому как муниципальный долг на 1 января прошлого года составил 2,3 млрд – это 96,6% от всей доходной части бюджета. А согласно закону, напоминает Василий Новиков, сие означает невозможность формировать бюджет Орла с дефицитом и привлекать средства на его финансирование.

При этом растёт кредиторская задолженность: на 1 января 2018 она была 417,9 млн (18% от фактически поступивших доходов за предыдущий год), на 1 января 2019 года – уже 651 млн (28% от фактически поступивших доходов), на 1 июня 2019 года – вовсе 742,2 млн (29,1% от  фактически поступивших доходов). И что же губернатор?

Когда Андрея Клычкова на пресс-конференции по итогам 2019 года спросили, что он намерен делать для исправления ситуации с бюджетом областного центра, он не сказал о плохой работе горадминистрации, как сказал его зам – мэру, не заикнулся о необходимости сократить управленческий аппарат в образовательных учреждениях Орла и даже не стал акцентировать внимание на том, что горадминистрация не сократилась на четверть, а могла бы. Он сказал, что уже ставил этот вопрос в Минфине и будет продолжать его ставить, поскольку ситуация действительно критическая. Более того, заявил: «Город Орёл нуждается в поддержке области, а область – в поддержке федерального центра». То есть наш губернатор всё понимает. Более того, он не назначает виновных, что говорит об объективном, а не субъективном характере произошедшего, не о чьих-то недоработках.  Однако…  Однако на просьбу Василия Новикова в июне 2019 года он ответил иначе.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ:  В «свином регионе» ставку сделали на полиэтиленовые пакеты: Сочинский экономический форум закончен

Да, норматив отчислений от налога на доходы физических лиц сократился с 10% до 5%. Да, это привело к сокращению доходной части бюджета за последние четыре года на 2 088,2 млн рублей (то есть фактически – на сумму долга). Но «в то же время объем субвенций из областного бюджета… постоянно увеличивается»! В общей сложности они составили не какие-то там чуть больше 2 млрд, а целых 3,1 млрд! Плюс дотации. В целом все эти «няшки» превышают потери бюджета за четыре года аж на 1 722,9 млн! То есть радуйся, Орёл, а не ропщи!

Получается, региональная власть повсюду закручивает гайки, сокращает сельские школы, ДК, библиотеки и так далее, но при этом отдаёт сотни миллионов областному центру!  Прямо-таки перегиб. И парадокс: зачем же отдавать так много, если можно – меньше, просто вернув большую часть заработанного? И случайно ли губернатор чётко считает: увеличение до 15% отчислений с НДФЛ приведёт к возникновению выпадающих доходов (проще говоря – облбюджет не получит от Орла около 730 млн рублей), источники компенсации не определены. «Изменение отчислений… приведет к неисполнению публичных нормативных обязательств и других расходов социального характера областного бюджета». В переводе на простой русский это означает: субвенции-дотации не жалко, потому что деньги – федеральные, а вот отдать заработанное – невозможно, потому что… рухнет областной бюджет!

То есть там – деньги, тут деньги, но «пахнут» они по-разному. В чём же хитрость? А в том, оказывается, что между орловским правительством и Минфином заключены допсоглашения о предоставлении бюджету Орловской области, тоже закредитованного, бюджетных кредитов для частичного покрытия дефицита бюджета. Ну, то есть прежние правители Орловщины набрали банковских кредитов под высокий процент, а теперь Минфин помогает расплатиться: даёт кредиты под низкий процент для погашения прежних, коммерческих. Но не за красивые глаза. Губернатор обязался ежегодно снижать долю общего объёма госдолга к сумме доходов регионального бюджета без учета безвозмездных поступлений с 86% до 60% к 2025 году. А для этого, как минимум, нужно, чтобы доходы бюджета не снижались. А если ещё 10%  НДФЛ городу отдать, то из доходов облбюджета исчезнут сотни  миллионов, что отразится на контрольных цифрах, и условия соглашений с Минфином не будут исполнены. Для губернатора – полный провал и «ненадолго» окажется «не справился с работой».  Оно ему надо?

Опять же: с точки зрения макроэкономики Андрей Клычков, возможно, действует безукоризненно. А что город Орел загибается – так-то издержки.

Отсюда же ноги растут и у «сбалансированного бюджета Орловской области», который в реале абсолютно таким не является. Да и как он может быть таким, если главный донор доходов – город Орёл – почти банкрот, а сельские муниципалитеты вовсе на ладан дышат? Но Москва требует именно такой подачи, и её рисуют. К слову, при голосовании за кризисный городской бюджет на этот год один депутат – Олег Карпиков, не выдержал: ушёл с сессии, хлопнув дверью. Четверо голосовали против и двое воздержались. А областной бюджет на 2020 год не поддержали десять депутатов.

Соседский кураж

Интересно, что в других регионах – взять хоть наших соседей – ситуация иная. И проценты на жизнь областных центров-доноров другие.  Взять, к примеру, Брянск. В его бюджет зачисляется 16% НДФЛ. Причем, в Брянской области региональная власть раньше оставляла городу всего 8% налога, но с приходом губернатора Александра Богомаза (2015 год) норматив увеличился – пишут «Новости Брянска»

А вот – славный град Владимир. В городской бюджет перечисляется 20% от взимаемого НДФЛ. При этом многие считают, что было бы справедливее увеличить долю отчислений в городской бюджет до 25 процентов.

Пока во Владимире дискутируют, в Курске всё решено. «Областные власти зафиксировали для Курска единые отчисления в размере 30% от налога на доходы физических лиц. Таким образом, бюджет на следующие год (имеется ввиду 2020 год – авт.), впервые позволит предусмотреть годовые расходы на зарплаты бюджетникам и содержание бюджетных организаций. –  сообщил портал Городского Курского собрания со ссылкой на телекомпанию Такт-ТВ.

Самая справедливая с точки зрения донорства ситуация – в соседней Туле. «В Тульской области действует закон, согласно которому 70% НДФЛ перечисляется в местные бюджеты, 30% – в область».

Может, там губернаторы – плохие государственники? Не понимают новых веяний? Вряд ли. Большинство, как и Андрей Клычков, – недавние назначенцы Кремля. Или Орловщину, действительно, довели до ручки и других вариантов её спасения, кроме как посадить на голодную пайку областной центр, нет?

Я не знаю ответа на последний вопрос, но то, что исполнительная региональная власть не представила населению какого-либо антикризисного плана – это точно. Можно забрать у Орла и 10%, и 12%, может быть, даже 14% – но каков ожидается эффект и когда? За счёт чего?

В эти дни работает комиссия из Федерального казначейства, от которой орловцы ждут, что она в конечном итоге даст рекомендацию помочь городу Орлу недостающим миллиардом из федерального бюджета. Такой поворот можно будет расценивать как губернаторскую победу, но это не даст никаких гарантий на будущее развитие. Что дальше-то? Каков путь развития и города, и региона в целом? Можно на субвенции-дотации и московские подарки настроить фонтанов, отремонтировать дороги и построить прекрасные тротуары – «клетка» станет золотой, но какой от неё толк, если нет работы, зарплаты – мизерные, а доходы населения на уровне выживаемости? Нет ответов на неудобные вопросы у власти. И это главная проблема. А потому всё определяет сиюминутность. На сегодняшний день: отдайте 10% городу Орлу! А завтра… Что будет завтра? Кто ответит?

Автор: Елена Годлевская

Рекомендуем наши новости

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Программы

Орловский губернатор настойчиво предлагает папе искать клад

Орловский губернатор настойчиво предлагает папе искать клад

Не знаю, как у вас, а у меня слово «бюджет» вызывает скуку и желание изменить тему. Потому как непонятно и всё равно заведут за угол. Все эти «трансферты», «субвенции», нормативы отчислений и ...

Проекты

Видео