Интервью

Актриса Ольга Тищенко: «Мы почти разучились быть в одиночестве»

Как вам дома на самоизоляции? Сколько людей – столько и историй. Всех не охватишь. Но среди нас есть те, кому мы… верим. Это неформальные лидеры общественного мнения, редкостные профессионалы в своей области  и разного рода бывалые орловцы, богатые опытом и своим, оригинальным вкусом к насыщенной жизни. А также те, которых мы… любим. Прежде всего, это люди сцены, от игры которых мы плачем и смеёмся. «Орелтаймс» решил открыть новый проект, который мы назвали «Каникулы строгого режима». Наши авторы будут слушать и записывать истории-размышления о сегодняшних коронакризисных днях. Вот первая из них: знакомая театралам актриса Ольга Тищенко – с незнакомой стороны.

Встреча, согласно правилам самоизоляции, состоялась в Скайпе. Так чем же занята на вынужденных «каникулах строгого режима» ведущий мастер сцены (есть такое звание) Орловского муниципального театра имени М. Бахтина «Русский стиль» Ольга Тищенко – красивая женщина, которая служит на этой сцене с 1994 года – с момента основания городского камерного театра?

– Ольга, давайте призовём фантазию: какие героини, из вами сыгранных на сцене, вышли бы с минимальными потерями из экстремальной ситуации, обрушившей рутинный порядок вещей? Из этой коронавирусной пандемии? Какие черты характера им были бы в помощь?

– Очень интересный вопрос! Сразу во мне зашевелились мои милые «дамы», мои роли, которые я очень люблю, все без исключения, несмотря на то, что они такие разные… Но, обо всех говорить – бумаги не хватит. Поэтому «спрошу» у нескольких.

Вот Матильда Ласбри из пьесы «Моя жена полковник». Такая никогда не станет скучать и не даст скучать другим, это не в её стиле. Я думаю, она раскрутила бы нашу детективную историю, чтобы докопаться: откуда, как и зачем прилетел в мир этот коронавирус? И отыскала, где хранится секрет вакцины от него. Ведь интриги – расследования – это её всё!

Или взять Надежду Петровну («Детектор лжи»). Этой мадам тоже палец в рот не клади. А уж сколько скелетов в её шкафу – и с гипнотизёром не разберёшься! Муж вечно прячет от неё деньги и забывает, куда. Самоизоляция – самое время для таких героев найти все заначки и клады и вывести мужей на чистую воду. Правда, собственные тайны дама бережёт, как зеницу ока. Значит, и мужу развлечение (пока нельзя выходить из дома) – раскрутить благоверную на откровенность! В театре – это комедия, а вот в жизни – решайте сами!

А как бы сложилась история певицы (прототип – Марлен Дитрих) из репертуарного спектакля «Поэма о Театре» в ныне предлагаемых обстоятельствах? Как известно, Марлен Дитрих последние почти 15 лет своей жизни провела… в самоизоляции, в своей парижской квартире. Почему? Будучи настоящей Звездой, она приняла решение остаться в памяти людей той прекрасной Марлен, какую они знали. И не хотела, чтобы кто-либо видел её старость и увядание. Поддерживала связь с миром через нескольких вхожих к ней людей и телефона. При этом продолжала жить интересной для неё жизнью!

Думаю, что вопрос о том, как бы эта моя героиня пережила месячный карантин, не стоит? Легко! Решила, удалилась и всё… Если человек внутренне наполнен, ему не будет скучно с самим собой. Конечно, здесь принципиально важно, чтобы он был и материально независим.

– Скажите, а каждое новое утро карантина для вас начинается с плана на весь день или это свободная импровизация?

– Я бы сказала: джазовая импровизация, несомненно (тем более что люблю слушать Эллу Фицджеральд и Нину Симон). В том и кайф импровизации, что музыкант играет не по написанным заранее нотам, а всего лишь придерживается темы, касается её в ожидаемых и неожиданных местах, она сиюминутна и неповторима. Но, тем не менее, тема есть.

Как ни странно, театр и весь процесс, связанный с созданием спектакля, очень режимный. Это только кажется, что актёры, режиссёр и театральные службы творят в «свободном графике», когда их осенит Муза. У нас свой устоявшийся режим, хоть и не такой, как у людей, занимающихся другой деятельностью. Мы с утра, к 11 часам, ходим на репетиции, а вечером играем спектакли. А вот внутри репетиционного и сценического процесса импровизируем.

И вот теперь мы сутками живём дома! Наш режим нарушен. Мы не репетируем и не играем… И в условиях этой новой данности каждый приспосабливается согласно своей творческой организации, темпераменту и психофизическому личностному складу.

Для меня думать, читать, мастерить, сочинять и придумывать – это моя импровизация на заданную себе же самой тему. Результат – я не впадаю в уныние, мне есть чем заняться, я даже не всё успеваю сделать из того, что наметила!

– Неужели не было растерянности, огорчения даже в первые дни?

– Всё было… Скучаю по сцене, по зрителям, мне этой связи не хватает. Мне не хватает улицы и свежего воздуха: за окном весна, я люблю это время, запах пробуждающейся природы.

И пока стараюсь не думать, но… боюсь возможных материальных сложностей, потому что есть семья, есть обязательства по оплате счетов и кредитов. А схема нерадостная: нет работы – значит, нет денег. Так что пока держимся на оптимизме и надежде, что скоро всё это закончится, и жизнь войдёт в своё привычное русло.

– Какая именно информация о пандемии вас больше всего обнадёжила?

– Единственная, пожалуй, надежда, что наше правительство сделает выводы – и будет поправлена ситуация со здравоохранением (хотя она и оказалась пока лучше, чем в Америке и Европе). Хочется, чтобы мы крепче опирались в стране на внутреннее производство, на собственные силы, чтобы чувствовать себя уверенно и с кризисом, и без. Обедневшие люди в театр не ходят…

– Вы сказали, что любите мастерить…

– В доме многое сделано нашими с мужем руками, да почти всё! Я считаю, что дом оживает, начинает дышать и становится уникальным, не похожим ни на какой другой, благодаря, конечно, его обитателям и тем вещам, которым эти обитатели дали жизнь, вдохнули в них свою мысль, вложили в них свой труд и время.

У моего мужа золотые руки, он помогает мне в осуществлении моих затей. Мы не так давно закончили ремонт балкона. Всё сами. Муж утеплял, делал конструкции, занимался деревом, а я уже приводила в эстетический вид: покраска, текстиль, освещение… В общем, на мне уют. Получилось здорово! Не хватало столика для летних посиделок. Попросила мужа собрать мне его, и в ход пошли оставшиеся от ремонта куски ДСП. Так на карантине пришло время осуществить мою давнюю задумку. Неделя работы – и «арт-объёкт» готов. Для оформления я использовала очень старую колоду карт, декупажную бумагу, краску и свои руки.

– Но чем-то из бытовых обязанностей занимаетесь «через не хочу»?

– Будете смеяться, есть такое, что из всех домашних дел я меньше всего люблю. Вот и сейчас лежит горка чистого белья, смотрит на меня и жалобно просит: «Погладь!» А я в ответ: «Вот ещё настираю немного (благо, с современной техникой это сплошное удовольствие) и уж тогда точно!».

– Чем питаетесь на завтрак? На обед? На ужин?

– На завтрак моя любимая еда – сначала кружка с чёрным кофе, «пустая», как говорила моя бабушка, вторая – латте, с тостами или остатками вчерашнего пирога. Обед и ужин – простая готовка: суп, борщ (умею его варить вкусно, всё-таки родом я с Украины), каши, картофель варёный, жареный, пареный, печёный… Думаю, как у большинства.

– Что главное во время коронавируса на домашнем сидении: холодильник, телевизор, диван, книжная полка, Интернет, семья, друзья или…?

– Дома главное – это Дом и Те, кто в нём живёт. Вспомнился старый советский мультфильм, как уличный пёс Бобик в ходе «рекламной акции» ходил в гости к домашнему Барбосу. Так вот и мы: «хотим – на диване лежим», «хотим – книжки читаем», «хотим – едим», «а хотим – и телевизор смотрим».

– Что посоветуете посмотреть нашим читателям?

– Советовать не рискну, просто скажу из своего опыта: мы иногда выбираем среди классики отечественного или зарубежного кино режиссёра или актёра, творчество которого нам интересно, и делаем полный ретроспективный просмотр. Знаете, случаются приятные и порой неожиданные открытия! Можно заметить, как «взрослел» талант, развивался, обогащался или (порой и это!) как деградировал…

Всё же один фильм посоветую посмотреть – «Хвост виляет собакой» (другое название – «Плутовство»).

– В основе сюжета, насколько помню, – прозрачные аллюзии на историю маленькой победоносной войны США и бомбёжки Белграда, затеянной, по расхожей версии, чтобы отвлечь конгресс от похождений президента Клинтона и юной стажёрки Моники. Действительно, запуск ложных «новостей» в наше время может кардинально повлиять на происходящее… А что с вашим выбором чтения, уже определились?

– Если говорить о книгах, я, например, скачала себе Паустовского, оказывается, я почти ничего не помню, кроме отдельных рассказов, а ведь это удивительный мастер слова! Вот дочитаю «Лавр» Евгения Водолазкина и приступлю к неспешному чтению.

А вообще я обожаю нелинейную прозу: несколько лет назад открыла для себя сербских писателей Милорада Павича и Горана Петровича. Теперь часто возвращаюсь и перечитываю, просто лью в себя слова, как музыку – у них необычайный и прекрасный образный ряд. Но вот мой муж такую прозу не понимает, ему не интересно. Поэтому, каждому – своё. Думаю, важно читать разное, да и просто читать – уже хорошо, а то мы за последние годы привыкли «просматривать» и «пролистывать».

– Вы можете определить из опыта недельного сидения: в чём лично для вас оказалось отличие между состоянием свободы и несвободы?

– Вынужденная несвобода – это мой выбор тоже. Я не испытываю запретных желаний в связи с временными неудобствами. Я понимаю, что это не блажь, но и понимаю, что не надо перегибать палку. Иначе будет экономический крах, и вот тогда уже будет не до чего, и уж не до творчества точно!

Я надеюсь, что у нас сознательных граждан большинство, и мы, соблюдая меры предосторожности, в скором времени вернёмся к привычной жизни не на больничной койке, а на своих рабочих местах! А для этого, люди, давайте останемся дома! Свободу у нас никто не отбирал, она внутри каждого из нас. Но, беспечность может нас её реально лишить.

 

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ:  «Волноваться не стоит!»: Юрий Парахин рассказал, что Орловскому району даст статус округа

 

 

– Ольга, на вашей странице ВКонтакте есть любопытное объявление: «Граждане, товарищи и сочувствующие! Я принимаю участие во флешмобе и предлагаю всем присоединиться! Идея состоит в том, чтобы заполнить социальную сеть произведениями искусства в противовес всему тому мусору, что льётся в наше сознание».

Меня больше всего меня порадовала живая «копия» с картины Леонардо да Винчи «Дама с горностаем», на которой вы в образе, но с другим зверьком…

– Ну, да, образ узнаваемый… но с котом на руках. Он сыграл роль горностая. Зовут нашего любимца Хантер. А сегодня я выложила «Сына человеческого» Рене Магритта и «Портрет Сильвии Фон Харден» Отто Дикса.

– Чем отличается именно этот флешмоб и почему вы этим занимаетесь?

Разглядывая малейшие детали на полотне, тренируешь внимательность, вкус; изучаешь биографию, эпоху, исторический костюм, технику письма, да и просто расширяешь кругозор…

А почему занялась перевоплощениями в персонажей с картин художников? Сначала вообще думала, что это моё личное ноу-хау, а потом оказалось, что в сетях уже много подобных работ. Но интересно же – в домашних условиях из подручных средств воссоздать понравившуюся картину, портрет или образ яркой личности?

– Заглядывать в будущее любите?

– Раньше я любила строить планы. «Мне хочется того-то и того-то… глобального, в том числе». Но в последнее время пришла к тому, что строить планы – глупое занятие. Есть здесь. Есть сейчас. И недалёкое будущее (которое к тому же конкретно сегодня – неопределённо на 100%). Жизнь – она такая, и у неё свои планы. Что мы, собственно, сейчас и наблюдаем.

Поэтому я сделала вывод, что лучше работают короткие шаги к видимым целям. Делаю сегодня то, что могу, воплощаю то, что реально. А мечтать, как когда-то говорила моя мама, «не вредно».

Получится – сбудется большое и то, о чём мечтается, – супер, нет – всегда есть маленькие цели и задачи на каждый день, в них тоже жизнь! Вернее – они и есть жизнь.

– Дайте читателям свой Совет дня: как пережить без психологических потерь это время?

– Мне кажется, что в слове «самоизоляция» спрятан ответ.

«Само»…

Вокруг нас всегда толпы: в транспорте, в магазине, на рабочем месте, в местах отдыха.

Мы почти разучились быть в одиночестве.

Не потому ли многие вынужденное время, проведённое в пределах собственного дома, в кругу семьи, воспринимают как тюремный срок, как пытку?

– То есть, нарушена природная логика?

– Домашние, любимые, дети становятся нам уже и не такими близкими, мы о них мало знаем, нашими детьми занимаются другие – специалисты, учителя, тренеры, мы видимся крайне мало. Утром – спешим на работу, вечером – отдыхаем от работы. А ведь семья, дом – это то, без чего человек не может, ради них он на многое способен.

– Так что, сосредотачиваемся? Время вспомнить о главном?

– Вспомнить о том, что человеку самому с собой не может быть скучно; что близкие – это по гамбургскому счёту – всё, что у нас есть.

Подумать: а я-то кто такой? Меня-то есть за что любить, уважать, делать ради меня что-то, порой в ущерб себе?

Научиться чему-нибудь: готовить, мастерить, рисовать, фотографировать. Поговорить по душам с мужем – женой; устроить романтический вечер; пересмотреть старые фото.

Показать детям добрые мультфильмы, рассказать им случаи из своего детства (до сих это одни из самых ценных моих воспоминаний о родителях).

И да, отоспаться хорошенько, наконец!

– Удаётся не думать, как о том «белом бычке», о грозящем экономическом кризисе (вчера о нём заявил официально Дмитрий Песков)?

– Мы думаем, и будем думать ещё больше, когда закончится карантин и придётся приспосабливаться к новым условиям реальности… Но нам всем будет гораздо легче преодолеть ситуацию, когда будет тыл, те люди дома, кому мы по-настоящему дороги. И сейчас у всех есть шанс вспомнить о близости настоящей, благодаря которой кризисы и вирусы менее страшны.

Автор: Ольга Кононенко

Рекомендуем наши новости

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

Коронавирус

Как я переболела новой инфекцией

Как я переболела новой инфекцией

Мне 23 года, и я переболела новой коронавирусной инфекцией. Да, COVID-19 действительно существует, и его последствия я увидела собственными глазами в «красной зоне». В апреле ковид-диссиденты ...

Проекты

Стена памяти