Интервью

Ваагн Вермишян: «… Я с вами не согласен»

В прошлом году наш город Орёл покинул Ваагн Вермишян, оставивший свой архитектурный след на улице Ленина. Накануне отъезда он мне позвонил и сказал: я вам дал своё первое интервью и хочу дать последнее. От предложения я не отказалась. Встретились в кафешке на Ленинской и поговорили. И я решила ничего не писать. Однако в свете последних событий по возможному возбуждению уголовного дела по реконструкции этой не ставшей самой красивой улицей мира улицы интервью наверняка будет интересным для горожан. Тем более что экс-главный архитектор Орловской области многое из того, что и сегодня вызывает вопросы, по-своему объясняет.

– Вы говорили об улице Ленина: «Это колоритная улица. Это показатель летописи Орла: начало города было отсюда. Уютный уголок. Я надеюсь, что после реконструкции она станет одной из самых красивых улиц мира».  Ремонт сделан. Вы и после него считаете, что получилась хорошая улица?

– Это суперулица.

Недавно к нам приезжали москвичи и я показывала им город.  Они ахнули, придя сюда. Какая красота, сказали, — как в Турции! Но Орел — не Турция. Что в ней теперь хорошего?

– А у меня другой пример. Приезжал звёздный архитектор из Франции, прошел по этой улице и сказал: шикарная улица. А когда спустился вниз и увидел центральный газон, сказал: какому идиоту пришло в голову в центре улицы сделать газон?

– То есть вы искренне считаете, что это — красота?

– Знаете, я ничего не буду говорить, время все расставит на свои места. По улице Ленина в 10 раз больше ходит народу, чем раньше ходило.

Кто это фиксирует?

– Магазины. Кафе.

– Здесь много магазинов сменилось и кафе.

– Кафе здесь раньше не работали. Менялись, менялись, а сейчас всё работает. Потому что народ дефилирует вниз-вверх. Кстати, до Малиновой воды и обратно. Это стало местом прогулок.

– Оно было всегда местом прогулок.

– Не было. Потому что был центральный газон, который надо было обходить.

– А теперь ступени, и это тяжко.

– Это не тяжко. Это для стариков сделано.

– Да ладно!

– Для стариков, говорю. 12 см на 42. Императорский шаг. Для старых людей.  И дети ходят, не спотыкаются, и старики бегают по ним, отдышки у них нет, потому что две ступеньки — сердцебиение не сбивается…

Почему же не получилось найти общий язык с орловскими архитекторами?

– Кто вам сказал, что у меня не получилось? В градостроительном совете были очень добросовестные архитекторы. Вы же не прочитали, кто в нём состоит!

– А с общественностью почему не получилось найти общ язык?

– Получилось! Более открытого архитектора в РФ вы не найдете. У меня не было приемных часов, дней. Я был всегда открыт.

– Но вас жёстко критиковали.

– Я сам это создал. Мне нужна была здесь нормальная общественность, которая могла бы критиковать. Я их провоцировал каждую неделю, вбрасывая какие-то фантастические проекты. Я понимал, что денег нет и не будет. Но люди должны были понять, что это их город. Я с собой этот город не унесу, и никто не унесет. Борются за брусчатку — пусть. Если литературный парк им не нужен — пусть так. Они должны созреть к этому литературному парку. Если не хотят иметь жилой дом — ради бога, это их город.

– Элитку на Пролетарской у горадминистрации?

– Ни один архитектор в РФ никогда перед тем как проект утверждён, картинки не выбрасывает, а я всегда выбрасывал. Даже Галерею (проект строительства торгового комплекса перед входом на Александровский мост — между Центробанком и памятником Лескову — авт.). Она сразу была выброшена растерзание. Никто бы и не знал, что там будет. А название было бы — картинная галерея. Согласны со мной? Поставили бы перед фактом. Но я этого не сделал. Я каждый вечер встречался, каждый четверг на лекцию приходило огромное количество людей в Школе урбанистки — вас я, кстати, ни разу там не видел…

Я уверен, что моя большая роль в судьбе Орла в том, что, здесь хотя бы узнали, что такое главный архитектор области. Дальше начали критиковать, и их голос был услышан во всех случаях. Гражданское общество собралось и со временем станет воспитанным и объективным…. Я проработал 2,5 года. И это всё — во славу этого города и области.

Что касается проекта ул. Ленина — не было бюджетных денег, поэтому часть его не реализована, но со временем всё будет так, как в проекте.

– То есть вы это дело завершите? Или кто другой?

– Ваши дети. Кто-нибудь разбудится из летаргического сна и скажет, блин, а почему не доделано? Когда зелень пойдёт и деревья, которые посажены, вырастут и будет вертикальное озеленение, вы увидите красоту.

– Но у нас большую часть года нет зелени, мы живём на Среднерусской равнине, не на юге. В мае только вылезает трава. У нас зелень — лишь в июне-сентябре.

– Я не знаю, о чём вы говорите, но я с вами не согласен. Туи круглый год зелёные. Мы их привезли, высадили. 150 лет они живут. В Сочи видели туи в центральном парке?!

Объясню, почему туи. Сейчас растут липы, у них корневая система — вширь, в 22-м доме уже идут разрушения из-за этого, а у туи вертикально корни идут. Бордюрчики там, где они посажены, не случайно —  туи очень боятся собачьей мочи. А это- барьер.

Туя озонирует, воздух чище становятся… А липы обречены на смерть.  10-15 лет – и их не будет. А туя к этому времени подрастёт.

Обратили внимание — у каждой кафешки появилась площадка? А каждая из новых площадок — это театральная площадка, которую надо декорировать соответствующим образом. Это поле для действия дизайнеров! Кто-то что-то сделает в орловском стиле, кто-то – во французском; синим, красным и т.д. — и улица оживёт. Я поставил хребет, а чем и как его нарастить — задача будущего.

– Не дороговат ли хребет?

– Сметная стоимость этой улицы, по-хорошему, если бы Собянин считал, – 300 млн, наши дорожники насчитали 250 млн, а выделено 53. Поэтому сделали основное — забетонировали эту улицу, на чем я настаивал, чтобы техника проезжала и не рушила её. Денег не хватило на нормальные люки — поставили чугунные. Но это дело времени. Будут деньги — поменяют. Плитку тоже поменяют, когда будут деньги — это несложно.

– На клумбах?

– Да. Главное — хребет положен. Теперь и храм видно.

– Да он всегда был виден!

– Никогда он не был виден! Только если ты поднялся на газон! Не спорьте. Это закон геометрии. Деревья его закрывали…

Очевидно, что улица Ленина нравится всем — и молодежи, и старушкам. Старушки, которые ругались, сегодня подходят и благодарствуют. Просто надо было с самого начала нормально озеленить. А когда открывали улицу 5 августа, невозможно ещё было сажать что-то серьёзное. Осенью руки не дошли, как обычно. Значит, весной… Посадили туи. Я завтра уезжаю, эти туи вам остаются. Будьте любезны, сажайте хотя бы по одной туе в год, если у вас денег не хватает. Или, пожалуйста, каждый богатый человек Орла может взять одну клумбу и озеленить её.  Пусть напишет название своей фирмы или свое личное имя, или подарит любимой женщине. Есть такие люди в Орле?

– С каким чувством вы уезжаете из Орла?

– У меня здесь очень много друзей, я буду возвращаться сюда. У вас очень добрые люди. Если не быть главным архитектором — здесь можно сто лет прожить. Главное — быть не ледоколом, а ведомым.

Я болею за этот город, я хотел здесь что-то создать. По-моему, у меня что-то получилось. Я предложил сделать Орел городом русской словесности — не городом Первого салюта, не третьей литературной столицей, – столица не может быть третьей, а городом русской словесности. Создать некий брэндинг. Это может принести плоды – у нас же есть университет, который может позиционироваться в мировом рейтинге как носитель эталонного русского языка, – чтобы каждый иностранец, который желает учиться в России, в первый год приезжал за изучением русского именно в Орёл, где правильно говорят по-русски.  Есть такая брешь — заполните её! Пенза сейчас претендует на это, потому что там Лермонтов родился. А здесь кто родился?!

– А что ждет Орёл в плане градостроительства?

– Всё от вас зависит.

– Я слышала, что больше главного архитектора области не будет.

– Есть распоряжение президента о том, что в каждой области необходимо повысить роль главного архитектора, подчинить его непосредственно главному лицу региона, то есть то, что у нас уже было. И наш опыт, кстати говоря, взяли за основу остальные регионы.

Область нуждается в архитекторах. Мои хотелки — увидеть в ОГУ хороший факультет с мощным преподавательским составом, чтобы на этом не экономили, чтобы привлекали грамотных профессоров и опытных архитекторов, потому что в дальнейшем это скажется на качестве жизни этого края. Дети, которые сегодня там учатся, завтра будут диктовать качество нашей жизни.

Вот с этим невозможно не согласиться. Но это касается любых специальностей. А вы будете сюда приезжать лекции читать?

– Если пригласят.

– Вы же в ОГУ подрабатывали?

– Я читал лекции, и дипломники были.

– Но вам же платили?

– 1300 рублей за два года.

– Не пожалели, что приехали сюда?

– Это все равно что спросить, ты не жалеешь, что жил? То, что три раза писал заявления на увольнение — да. Но что-то же меня здесь держало! Хотелось бы пожелать городу процветания. Я буду болеть за будущее этого города, и если кто ко мне обратится, буду рад помочь по любому вопросу — человек из Орла теперь мой земляк.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ:  В Орловской области чрезвычайная ситуация: программа капремонта отстает на три года
Автор: Елена Годлевская

Рекомендуем наши новости

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  

Блоги

Во дворе орловского театра показали премьеру потрясающего спектакля «День 1418-й»

Во дворе орловского театра показали премьеру потрясающего спектакля «День 1418-й»

На летней сценической площадке театра «Свободное пространство», специально оборудованной под новый проект с говорящим названием «И опять во дворе…», с огромным успехом прошёл спектакль «День ...

Проекты

Коронавирус

В Орловской области у 51 человека подтвердили коронавирус

В Орловской области у 51 человека подтвердили коронавирус

За прошедшие сутки в Орловской области у 51 человека обнаружили коронавирус. Таким образом с начала пандемии число заболевших достигло 8076. Выздоровели 27 орловцев (всего — 6394). Число умерших ...