Время публикации: 12.12.2018 15:23

Александр Алоян

Блогер
5 публикаций

В 2015 году Управление ФСБ России по Орловской области по случаю 70-летия Победы рассекретило огромный массив документов. В рассекреченном списке – «Спецсообщение о проявлениях бандитизма и грабежах, а также реагирование населения». Документ приоткрывает завесу над малоизвестной темой – разгулом преступности в Орловской области в победном 1945 году. Преступники часто действовали под видом военнослужащих. Банды держали в страхе Орёл и районы области, а власть скрывала правду…

Сигналы от населения

В мае 1945-го уже полных ходом шло восстановление народного хозяйства, люди работали на полях и на предприятиях по 10-11 часов. Настроения у населения были разные – кто-то терпел, кто-то роптал. О чём думали и о чём говорили, выясняли орловские чекисты. Информация поступала по разным каналам – сообщения агентуры, просмотр корреспонденции граждан, проходившей через пункты военной цензуры.

В то эпохальное время письма были основным видом связи советских граждан. Телефоны и телеграммы большинству населения были недоступны. Тогда мало кто знал, что все тревожные сообщения граждан регистрировали военные цензоры. Как правило, это были девушки 20-25 лет, некоторые из которых прошли фронт. Работа велась в обстановке строжайшей секретности. Сигналы от населения суммировались, анализировались и сводились в документ под названием «Спецсообщение». Под грифом «Совершенно секретно» они регулярно ложились на стол высшего партийного руководства области для принятия мер.  Сегодня один из таких экземпляров представлен в музее УФСБ России по Орловской области.

Бандитов было пятеро

В ноябре и декабре 1945-го на пунктах военной цензуры Орловской области было зарегистрировано 75 писем граждан, в которых население сообщало «о наличии в городах и сельской местности фактов проявления бандитизма и грабежей». В связи с этим 18 декабря 1945-го было составлено спецсообщение на восьми машинописных страницах. В него включены выдержки из 35 писем, которые можно назвать криком души.

По сообщениям граждан основным видом преступлений в те дни был вооруженный грабёж: ночью группами выбивали двери или окна, врывались в дома и квартиры, часто в жертв стреляли.

Из письма жительницы Орла Зинаиды В. в Москву Агнии М.: «В два часа ночи нас обокрали, сорвали все замки и забрали все вещи. Остались совсем нагие. Бандитов было пятеро. Когда Лина начала кричать о помощи, один из бандитов с револьверов в руках набросился на неё и дважды выстрелил. Хорошо, что произошла осечка, а то бы убил».

В послевоенные годы раздобыть оружие на Орловщине было несложно – большинство районов области почти два года были в зоне оккупации, при освобождении шли ожесточённые бои. По воспоминаниям старожилов, на полях и в лесах было полно оружия и боеприпасов. Бандиты использовали ножи, наганы, немецкие парабеллумы, которые легко умещались в карманах и за поясом.

Комендант всех предупреждает

Больше всего сообщений о разгуле преступности было зарегистрировано в письмах из Орла. «Сейчас в городе ночью очень опасно. Много случаев хулиганства, грабежей, убийств», – пишет Зинаиды М. в Латвийскую ССР Валентину Д.

Послевоенный Орёл лежал в руинах. Даже центральные улицы освещались лишь местами. Преступникам в темноте было легко скрыться. Самым криминогенным считался район железнодорожного вокзала – 1945-м это была окраина города. Приезжие с чемоданами были лакомой добычей. Часто нападали на военнослужащих. Преступники хорошо знали, что те возвращаются домой после демобилизации или в отпуск, едут не с пустыми руками.

Из письма гражданина Ч. в поселок Суслонгер Марийской АССР Михаилу К.: «До Орла я доехал благополучно, но в Орле меня обделали жулики. Когда я шёл с вокзала в город ночью, то между трамваем и вокзалом на меня напали бандиты, отняли чемодан. Я начал сопротивляться. Одним ударом меня оглушили, да так что я чуть не погиб». 

Нападения на военнослужащих вызвали тревогу у матерей, жен, родственников. Появились письма с предупреждениями. «Если приедешь в Орёл вечером, то домой после семи вечера не ходи. У нас развелись бандиты, убивают и раздевают. Комендант всех предупреждает, чтобы не ходили в город вечером с поезда. Много погибло военных», – пишет жительница Орла Г. сыну Николаю в Бобруйск.

С 1943-го по 1946 годы первым военным комендантом Орла был генерал-майор Иван Панчук.

 «Еле жив»

Преступники орудовали и на поездах. Часто действовали под видом военнослужащих. У пассажиров отнимали всё, вплоть до обуви. Поскольку основной поток пассажиров и грузов шёл из Москвы через Орёл, народу ехало много.

Из письма гражданки Л. родственнице в Белгороде: «В дороге с нами случилось несчастье: не доезжая станции Комаричи, на нас наскочили три бандита, дяде разрезали руку, а мне ножом в бок. У меня взяли чемодан и раздели с ног до головы. У дяди тоже всё отобрали. Я осталась в одной гимнастёрке. Ехать никак нельзя, кругом бандиты» 

Некоторых жертв преступники выталкивали из вагонов на ходу поезда.

Из письма Николая С. на станцию Долгоруково Григорию С.: «Я не думал остаться в живых. Двое военных отобрали у меня сумку, 30 рублей и сбросили с поезда. Один из бандитов говорит: «Его надо зарезать», а второй сказал: «Сбросить», и меня сбросили с поезда. Так что сейчас я еле жив».

В Орле высадились бандиты

Пострадавших доставляли в больницы.

Из письма жителя Орла Б. родственнику в городе Невеле: «В дороге сейчас бывает много несчастных случаев. К нам в больницу привозят людей, на которых нападают бандиты с целью ограбления».

Пострадавший Николай Б. свое письмо родственнице в Смоленск написал из больницы им. Семашко: «Со мной случилось большое несчастье. 15-го ноября отъехал от города Орла. В вагоне жульё в военной форме забрали все мои вещи, документы и деньги. Сняли даже сапоги. Но самое страшное –нанесли раны в грудь и сильно порезали ножом горло. Буду жив или нет, не знаю».

Разгул преступности вселял в граждан чувство тревоги. «В городе народ напуган хулиганством. Оно так широко распространено, что как только стемнеет, каждый боится показываться на улице» – пишет житель Орла родственнику в Свердловске.

«Сейчас очень опасно у нас оставлять дом. В городе появилась «черная кошка». Очень страшно» – пишет жительница Орла М. в Бузулук Нине Б. 

А вот отрывок из письма жительницы Орла Елены С. знакомой на станцию Отрада: «Сейчас никуда ходить нельзя. У нас в Орле настоящий бандитизм, один ужас. Только и слышишь – раздели, ограбили, убили». 

В связи с разгулом преступности в народе появились слухи. «Говорят, что в Орле высадились бандиты из амнистированных и демобилизованных. Они не имеют своего дома и им всё равно, что убить фрица, что человека раздеть», – пишет жительница Орла Татьяны Ч. родственнице в Горький.

Раздели двух учительниц

Особое место в Спецсообщении занимает пять писем из Хотынецкого района, где объявилась вооруженная банда, терроризировавшая население.

Из письма жителя деревни Старое Ивана В. в Горький Афанасию В.: «Живём мы сейчас очень плохо. Вокруг нашей деревни объявилась банда. В ночное время грабят нас, раздевают, отбирают вещи, продукты, уводят со двора скот. У Гурья Гурьяновича ночью бандиты подожгли дом. 25 ноября раздели Митю, у меня отобрали гармошку и раздели двух учительниц. Бандитов становиться с каждым днем всё больше. Местная власть на это мало обращает внимание, а беззащитные колхозники живут на волоске от смерти. Помоги нам, напиши в Москву в НКВД».  

«Я была на базаре в Хотынце. В 4 часа дня с одной девушкой возвращалась домой. Отошли около километра от переезда и там, в низине, на нас напала вооруженная банда. Отобрали у нас деньги», – пишет жительница деревни Высокое Прасковья О. в Горьковскую область Агафьи Д.

Эпилог

Спецсообщение от 18 декабря 1945-го за подписью полковника Домарева заканчивается формулировкой: «По материалам, изложенным в настоящем спецсообщении нами проинформирован секретарь Орловского областного обкома ВКП(б) и сообщено начальнику УНКВД по Орловской области для проверки и принятия необходимых оперативных мер».

И их приняли… С бандитами в 1945-м не церемонились. «В случае сопротивления стрелять на поражение» – эти слова стали крылатыми. Предпринятые правоохранительными органами меры позволили уже к концу 40-х снизить рост преступности. Но орловский железнодороный вокзал и сквер Танкистов, по воспоминаниям старожилов, ещё долгие годы остались самими беспокойными районами Орла.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Истории

Герои всех времён посетили Орёл

«И жить торопится, и чувствовать спешит…» В рамках программы «Большие ...

Ольга Кононенко
Как крестом и мечом прославляли Орёл три года назад

Утро 14 октября в Орле 2016 года выдалось хмурым и холодным. Как и положено ...

Сергей Тюрин
«Я ненавижу бегать!»: как орловец преодолел себя и 42-километровый Берлинский марафон

Директор Орловского филиала финуниверситета при Правительстве РФ ...

Эльвира Волженцева

Программы