Социальные новости

Кого защищает орловский защитник детей?

Омбудсмен по правам ребёнка Владимир Поляков стал героем программы «Актуальное интервью» на телеканале «Первый областной».

В центре диалога – история несовершеннолетней, доставленной в НКМЦ им. Круглой.

Что правда?

Правда – то, что омбудсмен с бесчисленным множеством междометий-паразитов начинает повествование, которое многие журналисты уже имели возможность заслушать на брифинге, состоявшемся в прошедшую пятницу. И то, что факт имел место быть. Правда, какой факт, похоже, доподлинно Владимиру Полякову неизвестно. Он излагает его так:

«Из Дмитровского района правоохранительными органами и местными органами соцопеки из одной из дальних деревень по информации, поступившей от местных жителей, что в одном из домов появилась женщина с тремя детьми, одна из которых инвалид… И там группа людей, в том числе и этих местных жителей, распивает спиртные напитки… И туда выехала группа… Которая состояла из сотрудников служб профилактики и плюс местный инспектор-участковый. Увидели, что там действительно находится группа нетрезвых людей. Это было рано утром 9 числа. И спящие дети… Детей изъяли, очень быстро доставили в Дмитровскую районную больницу, где медики и представители социальных служб, правоохранители сделали всё как надо. Дети были осмотрены».

И здесь сразу возникает несколько вопросов: почему при изъятии детей правоохранительными органами освидетельствование не проходит мать, от которой, согласно официальному пресс-релизу УМВД Орловской области, «исходил резкий запах алкоголя»? Какие предположение возникли у правоохранителей, и что было записано в официальный протокол при первичном осмотре ребёнка, у которого, согласно заявлению того же Полякова несколькими днями ранее, «выпадение прямой кишки»? Почему врач НКМЦ им. З.И. Круглой отвечает журналистам «Истоков» неделей спустя после огласки происшествия, что «травмы не выявляли», что равнозначно, на наш взгляд, тому, что осмотр на травмы не проводили?

Впрочем, все эти вопросы, как и ранее, остались за пределами интереса регионального защитника прав детей.

Разные свидетели – разные показания, но какие пойдут в протокол?

«Малым…в общем, два мальчика были вне подозрения, потому что были полностью здоровы. А вот состояние девочки-инвалида вызывало тревогу. Поэтому их оперативно доставили в Орёл. …С девочкой медикам пришлось несколько дней поработать, чтобы привести в её состояние, которое соответствует нормальному при её врожденном заболевании», – заявил Поляков.

Остаётся лишь недоумевать: что значит: «поработать»? Какое же было состояние у ребёнка с критическим истощением, воющего и бросающегося на еду? И что есть норма для её заболевания?! При том, что до трёх-четырёх лет она самостоятельно ходила? Во всяком случае об этом помнят и говорят соседи семьи, где росла девочка. Правда, говорят об этом какие-то не те соседи, которых опрашивали следственные органы, а те, которых сумели опросить СМИ –  «Комсомольская правда», «РЕН ТВ», «Истоки» и мы – «ОрелТаймс»

А вот что отвечает Владимир Поляков на вопрос ведущей «Запротоколированы ли слова соседей, опрошенных СМИ» – «Информация, которую они сказали на камеру, частично не совпадает с той информацией, которая ложится в протоколы этих ли людей, или других свидетелей…Я думаю, что в процессе завершения уголовного дела у следователей возникнут вопросы к тем, кто давал разные показания».

Намёк на то, что тем, кто дал «разные показания» журналисты заплатили? Или угроза заткнуть людям рот?

«Своих» на переправе не меняют

Владимир Поляков очередной раз подчеркнул, семья – «благополучная». Опека делала запросы, семья характеризуется как позитивная. Одна незадача: уголовное дело всё ж заведено по вопросам, связанным с деятельностью органов профилактики.

А потом орловский омбудсмен переключается на «защитно-оборонительную позицию» и рапортует, опережая выводы следствия, что все органы работали слаженно: опека и попечительство оказали всестороннюю помощь, встречались с мамой и помогали ей, и приглашали в центр социального обслуживания. То есть, господа хорошие, нет вопросов к нашим органам!

Мать получала около 100 тысяч рублей пособий ежемесячно

Может быть, не доедали дети, раз ребёнок поступил в состоянии истощения? Денег не хватало? «Продукты и деньги – для них не вопрос в тот период. Да и сейчас нет, она получает около 100 тысяч рублей в месяц. Проблема денежная там не стоит», – отвечает Виктор Поляков в студии «Первого областного».

100 тысяч рублей. По орловским меркам денег должно хватать на все даже на две семьи. И на содержание дома в порядке, и на еду, и на одежду-обувь. Тем более, что пятерых мамочка отдала в интернат на гособеспечение. Но явно не хватало, судя по тому, что девочка истощена, а состояние в доме, где проживала семья, может привести в ужас любую хозяйку.  Хотя… Руководитель профильного департамента Ирина Гаврилина придерживается позитивного взгляда: «Ну…сложно сказать…наши специалисты отмечают, что иногда было не убрано. Но с учётом того, что в семье 8 детей – это могло иметь место. Трудно сказать, как это можно оценить».

Посмотрите кадры, которые представили общественности коллеги из издания «Москва 24», сумевшие попасть внутрь дома, а не только во двор (хотя для оценки и этого было бы достаточно).

На наш взгляд, оценить жилище, в котором проживали трое несовершеннолетних, очень легко. Если, конечно, раскрыть глаза. Или перед чиновниками стоит другая задача?

К делу подключилась Прокуратура

Так или иначе, оказалось, что вопросы всё-таки есть. Но все они касаются исключительно компетенции ответственных органов и чиновников, будущее детей в «благополучной» семье – вновь осталось вне «формулировок». Прокуратора Орловской области провела проверку, по сообщениям СМИ о нарушении прав несовершеннолетнего ребёнка. «Установлено, что основная часть разработанной ребенку-инвалиду индивидуальной программы реабилитации не исполнялась, мероприятия по медицинской реабилитации осуществлялись с нарушением установленных требований». В результате – вынесено ряд предписаний, возбуждено уголовное дело по статье «халатность» в отношении должностных лиц органов системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних Орловским МСО СУ СК России по Орловской области. Мать девочки привлечена к административной ответственности в виде штрафа «за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей в связи с нахождением её трех малолетних детей с 08 по 09.10.2019 в Дмитровском  районе в условиях, угрожающих их здоровью и развитию». 

Однако, «пробелов» в данной истории даже после публикации официального пресс-релиза прокуратуры меньше не стало…

Вопрос, который интересовал журналистов и на брифинге, и в студии «Первого областного», и продолжает волновать сейчас. 

Так зачем, как и насколько дней поехала мать и её трое несовершеннолетних в Дмитровский район?

Здесь вообще без сюрпризов – версия всё та же. Познакомилась с женщиной, поехали в Дмитровский район по её предложению осматривать дом для приобретения, а там бедную опоили, обокрали.

«И вот она, не поставив в известность ни социальную защиту, ни органы опеки отправилась в этот дом». Побыли они там всего одну ночь, «потому что уехать оттуда на ночь не представлялось возможным, по его словам», – добавляет Поляков. По чьим его словам – не известно.

Напомним, что нам удалось заснять дом, который поехала покупать мать с тремя детьми, в том числе и девочкой-инвалидом. Одной минуты, не отпуская такси, было бы достаточно, чтобы понять, что жить в нём невозможно! Впрочем, судя по рассказам непосредственных участников того «детективного» застолья из деревни Волобуево, «понять» этого мать не смогла по объективным причинам: «С пивом они вышли, с бутылкой пива, самогоном… она сама из машины «выползала». Они приехали «хороши-хороши» были. Мало они, наверное, ещё употребили. Она хотела подтянуть колготочки и не смогла, упала. Ну, если…пьяные. Они пили, бухали…Они здесь были два дня, на третий их забрали»

А что делали дети, пока мать «оценивала» дом?

Представляем две версии – очевидцев «застолья» и Владимира Полякова.

Очевидцы: девочка два с половиной дня просидела в отдельной неотапливаемой комнате на полу, плакала, мать не реагировала на ребёнка, впрочем, как и ещё на двух мальчишек четырёх и пяти лет.

Версия Владимира Полякова: «Пришли там какие-то соседи, растопили печь, чтобы дети там находились в тепле эту ночь. Видимо, началась какая-то вечеря, видимо, мать туда вовлекли. И, в конце концов, случилась та ситуация, с которой мы начали». Но переживать не стоит, граждане. Если что-то где-то не так, так это проверит следствие. «Дело находится под личным контролем прокуроров районов. В ближайшее время мы получим полную картину».

Круговорот слов, мало что проясняющий. Завершается интервью вопросом, который ещё на брифинге волновал всех журналистов.

Так, почему ребёнок поступил в медучреждение в состоянии истощения?

«Потому что врожденное генетическое заболевание, плюс сопутствующие заболевания, которые обострились». Предположительно, под «сопутствующим» заболеванием, Владимир Викторович имел ввиду ранее озвученный им же «Говорит Москва» диагноз – «выпадение прямой кишки». 

Заметим, именно данный диагноз мог послужить поводом к появлению версии о насилии. Журналистам издания «Москва 24» удалось выяснить: «в ходе осмотра эксперты сделали предположение – она стала жертвой насильственных действий…». 

Экспертиза, результатов которой, все до сих пор так ждут

Результаты экспертизы, которые должны была быть представлена общественности ещё неделю назад – так и не озвучены. «Она вообще-то должна была быть немножечко раньше, но с учётом общественного резонанса, она затянулась», – отвечает в прямом эфире Владимир Поляков.

Это как?! Как общественный резонанс может повлиять на фактологию? Или всё-таки может?!

Губернатор в курсе

В конце диалога Владимир Поляков заявил: «Губернатор интересуется этим вопросом». Как будто у кого-то были сомнения на сей счёт, тем более что прошедший брифинг, на котором вещали в том числе люди тех служб, в отношении которых заведено уголовное дело, проходил в стенах областной администрации. Место выбрали очень удачно. Это явно дисциплинировало выступающих и подчеркивало государственный подход в вопросе заботы о детях в вымирающей области. Правда, подготовились не очень. У большинства присутствующих журналистов сложилось впечатление, что докладывающая «команда молодости нашей», предварительно кем-то отрежиссированная, просто заняла круговую линию обороны в расчете на безоценочные отчёты. Но и тут не вышло. Не оттого ли последовал визит на телеканал?


PS. «Будем надеяться на лучшее!», – заключает Владимир Поляков. Что ж, и мы будем надеяться на лучшее. Тем более, что, пока омбудсмен по правам ребёнка всячески защищал своих коллег, а не ребёнка, прокуратура уже дала свою оценку их работе. И она, увы, не такая радужная как в его многочисленных интервью.

Автор: Группа авторов
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Истории

Исповедь приговоренного в Орле к расстрелу серийного убийцы

В 1998 году в Орле судили серийного убийцу Валерия Скопцова. Я ...

Елена Годлевская
«Камо грядеши?» - этот вопрос адресовал зрителям орловский театр «Русский стиль»

Муниципальный театр имени М. М. Бахтина «Русский стиль» несколько лет ведёт ...

Ольга Кононенко
Герои всех времён посетили Орёл

«И жить торопится, и чувствовать спешит…» В рамках программы «Большие ...

Ольга Кононенко

Программы