Аналитика

Орловская область вместе с остальными регионами катится в «ковидную бездну»

Если вы думали, что Орловская область – единственный регион в стране, который был абсолютно не готов к усилению коронавирусной волны, вы глубоко ошибаетесь. Очереди из «скорых», забитые больничные коридоры, острая нехватка медицинского персонала, перебои с лекарствами – всё это сейчас происходит не только на Орловщине, но и по всей стране.

Летом, когда была отражена первая коронавирусная атака, правительство страны, сводя дебет с кредитом пандемийного противостояния, намекнуло, что регионам, скорее всего, придётся самостоятельно решать свои проблемы, не рассчитывая на глобальное финансирование со стороны Москвы. Пока региональные власти спасали экономику, врачи и эксперты в один голос предрекали начало второй волны осенью. У регионов было несколько месяцев на подготовку больниц, закупку лекарств и средств защиты для врачей. Однако к октябрю, когда практически каждый день, в том числе и в Орловской области, фиксируются антирекорды по заболевшим, медицину сотрясают титанические колебания.

Издание TJ, опираясь на многочисленные публикации в СМИ, рассказы людей и медиков, делится с читателями сводками с «пандемийного» фронта.

Койки людей не лечат: катастрофа с медицинскими кадрами

Одной из главных проблем российской медицины во время пандемии стала нехватка медперсонала — это признают не только сами врачи, но и региональные власти. Правда, не все. Например, глава орловского депздрава Иван Залогин кадровых проблем в регионе как не видел, так и не видит. Весной чиновник надеялся на помощь Москвы, осенью – на орловских студентов-медиков. 

Губернатор Клычков в своих выводах более осторожен. Признавая проблему с нехваткой медицинских работников, региональный глава «списывает» её решение на диспропорцию в оплате труда между регионами и столицей. «Пока не будет установлен единый для всей страны порядок начисления заработной платы медикам, ни один регион не сможет конкурировать с той же самой Москвой», – считает губернатор. 

В республике Коми нехватка медперсонала тоже стоит остро. В группе региона во «ВКонтакте» опубликовали список вакансий медработников, необходимых для лечения больных с Covid-19. Всего региону требуется больше 370 медработников.

В Амурской области во время пандемии количество медработников сильно сократилось — восполнить дефицит персонала до сих пор не удалось. «Проблемы с кадрами: есть палаты, но лечить там некому. Мы отмечаем отток кадров. Ушли у нас порядка 400 врачей за весь период пандемии, а трудоустроилось 200 человек. Считайте, один к двум мы потеряли специалистов», — заявила областной министр здравоохранения Светлана Леонтьева. Медперсонал увольнялся из-за пожилого возраста и большой нагрузки — вместо 20 человек в день врачам приходилось принимать по 70-80 пациентов.

Врач из Краснодарского края рассказал «Медузе», что медиков в ковидных отделениях в два раза меньше, чем должно быть. По правилам Минздрава, на одного врача должно приходиться 20 коек, а в реальности их 45. «Многие сейчас болеют среди персонала. Наше отделение долго держалось на своих специалистах, но с октября и у нас солянка из кардиологов, хирургов, эндокринологов и прочего. Это замедляет работу. Мы повыгорали», — пожаловался врач.

Проблемы с «ковидными выплатами» медикам 

Медики также увольнялись из-за невыплат надбавок за работу с коронавирусными больными.

«После выхода постановлений о коронавирусных надбавках многие региональные чиновники начали придумывать, как их обойти. Например, переводили людей на почасовый режим оплаты. И мы предупреждали, что если к новому подъёму заболеваемости эти проблемы не будут решены — людей продолжат обманывать, не обеспечат нормальных графиков работы, — начнутся увольнения. Потому что, конечно, можно в какой-то момент поработать внеурочно, но невозможно делать это постоянно», — рассказал «Известиям» врач и президент межрегиональной общественной организации «Лига защиты врачей» Семён Гальперин.

Стала ли Орловская область исключением? Нет! Многочисленные тяжбы орловских медиков, которые, в том числе, озвучивались руководителем регионального отделения профсоюза медработников «Действие» и Еленой Шураевой, можно сложить в многотомник. Кому-то удалось добиться права на законные выплаты, кому-то — нет. Одна из самых проблемных зон и сейчас – выплаты сотрудникам «скорых», о чём множество раз говорил Серёгин. Сейчас надбавки по постановлениям правительства 484 и 415 выплачивают медикам, работающим с больными с подтверждённым коронавирусом и в перепрофилированных клиниках, а также сотрудникам приёмных отделений, где риск заражения COVID-19 велик. Однако, например, работникам неперепрофилированной «Скорой помощи» надбавки не выплачивают, хотя риск заражения у них есть, и немалый.

Например, в городе Можга Удмуртской Республики «скорая помощь» не считается перепрофилированной. Соответственно, врачам по 484-му постановлению не платят вообще, а по 415-му постановлению платят только за лабораторно подтвержденный ковид. При этом в Москве, например, не выделяют отдельный статус бригады — все врачи скорой помощи считаются спецбригадам.

При этом, больницам по всей стране не хватает бригад «Скорой помощи». «Сотрудников и до пандемии было в полтора-два раза меньше, чем требуется по нормативам», – обращал внимание орловских властей на проблему Дмитрий Серёгин. Было это ещё весной! Сейчас октябрь, и общественники уже вынуждены констатировать факт: «скорые» едут по 8 часов, бригады не укомплектованы, ну а Северный район Орла и вовсе остался без «скорых» ночью.

Врачи болеют и умирают от COVID-19

Нехватка врачей также связана с тем, что многие из них заболевают коронавирусом и вынуждены уходить на карантин. По последним данным, в Орловской области число подтверждённых случаев заболевания COVID-19 среди медицинского персонала выросло в 2,9 раза, правда, не ясно, от какого числа. Один из последних случаев массового заболевания, озвученный общественниками, произошёл на Северной подстанции «скорой» помощи в Орле. Там на больничный ушли 20 медиков. Но Иван Залогин, ссылаясь на Роспотребнадзор, не стал беспокоить общественность громкими словами типа «очаг» или «вспышка». Почему? Да потому что заболевание прошло не одномоментно. Кому-то от этого стало легче? Да, тем, кто шлёт отчёты в столицу.

В Петербурге из общего числа заболевших 21% — это медики, сообщили изданию «Север.Реалии» в городском комитете по здравоохранению. В Ленобласти 3% заболевших по официальной статистике — врачи, однако реальный процент может быть больше, так как в него попадают только те, кто заразился в «ковидных» госпиталях.

В Липецкой области около четверти медиков находятся на больничном, поэтому плановую медпомощь временно приостановили, сообщил губернатор Игорь Артамонов. «Нам надо перераспределять ресурсы: от медицинских услуг, без которых мы можем какое-то время обойтись, к медицинским услугам, в которых есть острая необходимость», — заявил Артамонов, добавив, что в регионе не хватает около 50 врачей.

Реформа убила систему здравоохранения

Ещё одна причина такого плачевного положения дел – реформа системы здравоохранения, из-за которой сильно сократилось количество больниц и медработников. Сократились больницы, сократились койко-места, сократились медики – потому что сокращались и ставки. И когда пришла беда в виде эпидемии коронавируса, выяснилось, что в стране не хватает мест. «И пока реформа и оптимизация будут продолжаться в том виде, в котором она сейчас идёт, люди будут умирать», – заявил Иван Васильев, фельдшер и общественный деятель Пскова

Реформа здравоохранения началась в 2010 году после принятия закона об обязательном медицинском страховании. Она заключалась в закрытии «неэффективных» и расширении высокотехнологичных больниц — так власти решили оптимизировать расходы. Спустя 10 лет вице-премьер Татьяна Голикова признала реформу неудачной.

Есть все «ковидные» симптомы, нет врача

На прошлой неделе, благодаря Елене Шураевой, «Орелтаймс» рассказал историю орловчанки, которая несколько недель не могла добиться госпитализации и тестирования своей болеющей матери. История взорвала соцсети. Выяснилось, что это далеко не единственный случай. Орловцы испытывают предпаническое состояние не только из-за мистификации самой коронавирусной инфекции, но и из-за глобального непонимания самого механизма вызова врача и получения права на тест.

В Вологде родственники пациентов, находящихся в «ковидных» госпиталях, жаловались, что несколько дней не могли дозвониться и узнать о состоянии близких. «У нас подруга там работала – они просят больных, чтобы те жаловались, что персонала нет вообще. Там один врач-реаниматолог на три этажа, две медсестры на этаж на 100 человек! Они шесть часов бегают от пациента к пациенту в костюмах, не пьют, не писают. У них нет физически времени отвечать на звонки. Они пытаются спасать людей», — рассказала собеседница «Север. Реалии».

«Извините, но мест нет»: больницы переполнены пациентами

Ещё одна проблема – нехватка «ковидных» коек. Везде. Повсеместно. Проблему признаёт и орловский губернатор. Глава профильного ведомства Иван Залогин – нет. Койки вводятся в авральном режиме, перепрофилируются целые корпуса, по Орлу гуляют слухи о создании в ТМК ГРИНН «ковидного» госпиталя. А на подготовку было целое лето! 

Сейчас в Орловской области есть 1170 коек. Этого не хватает. Де-юре, в регионе осталось 10% свободного коечного фонда. Де-факто… Дмитрий Серёгин выложил в открытый доступ аудиозапись телефонного разговора с приёмными больниц Боткина и Семашко. Коек нет. 

Как выяснилось, Орловская область, как бы это странно ни звучало, ещё не пробила «коидное» дно. В других больницах врачи не успевают даже вывозить тела умерших в морги. Жительница Ростовской области жаловалась на труп в палате с пациентами. Она записала видео в палате инфекционного отделения, на одной из кроватей в которой, по словам пациентов, более 12 часов лежало тело погибшей. Женщина рассказала изданию «Подъём», что в палате было очень жарко, а окна были закрыты. Региональные власти назвали видео фейком, добавив, что его сняли в терапевтическом отделении, нарушив запрет на посещение.

В «ковидной» больнице Барнаула погибших хранили не в морге, а в мешках в подвале. В региональном Минздраве отметили, что это произошло из-за роста числа смертей, заполненного морга и нехватки персонала. Усугубляет ситуацию заболеваемость медиков — в госпитале заболели коронавирусом даже главврач и его заместитель.

В Таганроге тела умерших хранили под лестницей в коридоре больницы — на это обратила внимание родственница одного из пациентов. Трупы находились в коридоре не меньше трёх суток, рассказал Donnews.ru сотрудник больницы. Местные власти не стали отрицать подлинность видео, объяснив произошедшее нехваткой патологоанатомов.

Очереди из «скорых»

Ещё одна проблема длительной госпитализации — правила приёма пациентов. В информационном пространстве Орла периодически всплывают видеоролики с вереницей карет «скорой» помощи, которые вынуждены ожидать госпитализации пациентов по правилам «маршрутизации».

«Пациентов там принимают по-одному. Одного заболевшего оформляют примерно час. Так что если мы прибыли, а в очереди четыре машины, то стоять мы будем четыре часа. Но бывает такое, что машин — 11», — отметила саратовский фельдшер.

Медбрат пермской «Скорой помощи» Артём Борискин опубликовал в инстаграме несколько видео с многочасовыми очередями медицинских автомобилей на госпитализацию и компьютерную томографию лёгких (КТ). «Теперь очередь выстроилась на госпитализацию в единственный стационар со свободными местами, а не на КТ. На момент 8:00 здесь 23 автомобиля скорой. Первая машина в очереди приехала в 22:30 и была в очереди 18-ой. Здравоохранение продолжает оптимизированно разваливаться», — написал Борискин.

Лекарственные перебои: из аптек по всей стране исчезают «ковидные» препараты

Причина исчезновения — отнюдь не ажиотажный спрос. Проблема кроется в системе маркировки лекарств, которая вступила в действие с 1 июля 2020 года. Она попросту не работает, и сотни тысяч упаковок стоят, нерастаможенные, или не могут покинуть склады производителей из-за витиеватой и сложной системы «кодирования» товара. Подробности вы легко можете узнать из первоисточника – большого журналистского расследования  «Новой газеты» – «Они удавятся за пять копеек»: государство отдало на откуп олигархам новую систему маркировки. Для тех, кто экономит своё время краткий пересказ.

Журналист издания Юлия Латынина на основе анализа и интервью с представителем крупнейших аптечных сетей, утверждает, что практически все регионы России столкнулись с одной и той же проблемой: с полок исчезли лекарства. Антибиотиков нет, антикоагулянтов нет, даже лидокаина нет. И всё это связано со сложной и неэффективной системой маркировки. В первую очередь, вследствие того, что она, как и многое в нашей стране, централизована. Формально цель декларировалась благая. Предполагалось, что маркировка сделает невозможной неуплату налогов и продажу поддельных лекарств. С этой благородной целью на каждую упаковку лекарств клеится уникальный КИЗ — контрольный (идентификационный) знак с криптохвостом в 14 знаков.  Так это работает в Европе, но не в России. У нас данная схема централизована, а значит, имеет «выгодополучателя».

«В России происходит антицифровая революция. Это когда государство требует от потребителя купить цифровой кирпич, в котором тот не нуждается, а деньги за кирпич уходят коммерческой структуре в виде частного налога. В России продается 5 млрд упаковок лекарств в год, и с 1 июля 50 коп. с каждой упаковки поступают ООО «Оператор-ЦРПТ», который принадлежит Усманову, «Ростеху» и компании венчурного капиталиста Александра Галицкого», – пишет издание.

По оценке Дмитрия Руцкого, владельца группы компаний «Аптечные традиции», сейчас в России могут простаивать до 30% фармакологических мощностей. Те аптечные сети, которые сразу поняли, с чем им предстоит иметь дело, накопили значительный запас ключевых лекарств для лечения ОРВИ и COVID-19: сумамед, дексаметазоном, клексан. А другие?

«Орелтаймс» обзвонил порядка 20 орловских аптек. Сумамеда нет. Нигде. Даже на складах. Вот что нам сказали в одной из муниципальных аптек: «Сумамеда нет. И в ближайшее время не будет». На вопрос журналиста, есть ли данный препарат в любой другой муниципальной аптеке, нам ответили: «По нашим данным, нет».

Российская власть отрицает очевидное: глава Минпромторга Денис Мантуров в среду исключил возможность дефицита лекарств из-за маркировки. По пути наименьшего сопротивления и полного отрицания идёт и глава регионального депздрава Иван Залогин. По его информации, проблем с лекарственным обеспечением в Орловской области нет.

И это мы говорим только о лекарствах от ковида. Всем, кому близка и интересна данная тематика, могут ознакомиться с нашими публикациями «Извините, лекарств нет» и «Извините, лекарств нет: версия 2.0».

Что ещё добавить к данной публикации…Тяжёлый вздох, слава богу, не «ковидный». И да, издание TJ запросило через официальные запросы информацию об обеспеченности регионов «ковидными» койками и препаратами. Остаётся только дождаться ответа Ивана Залогина. Хотя совершенно очевидно, что он будет примерно таким: «Всё под контролем. Проблем нет». 

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ:  Сессия Орловского облсовета прошла в непростом диалоге
Автор: Евгений Кузнецов

Рекомендуем наши новости

Запрос «Орелтаймс» в Минздрав и чистосердечное признание губернатора Клычкова: совпадение или звонок сверху

Запрос «Орелтаймс» в Минздрав и чистосердечное признание губернатора Клычкова: совпадение или звонок сверху

Ситуация с количеством свободных «ковидных» коек в Орловской области вот уже несколько месяцев будоражит всех. СМИ, которые заблудились в отчётах Залогина и Клычкова; орловцев, которые тщетно ...

ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

Коронавирус

Неожиданный взгляд на вакцинацию от гриппа при пандемии коронавируса

Неожиданный взгляд на вакцинацию от гриппа при пандемии коронавируса

В мире появляется всё больше исследований, доказывающих, что коронавирус вытесняет на планете вирус гриппа. Учёные ряда стран приводят данные статистики, которые говорят порой о 100-кратном ...

Проекты

Стена памяти