Аналитика

Страшные сказки для взрослых: искусственная вентиляция орловской медицины

У лукоморья град зелёный;

Есть коммунист на граде том,

И днём и ночью удручённый,

Он ходит по Сети кругом.

Идёт направо – песнь заводит,

Налево – сказку говорит.

Там чудеса, Залогин бродит

О медицине всё твердит.

Там на неведомых дорожках,

Следы закупок ИВЛ,

И койки там на курьих ножках,

Стоят для тех, кто заболел…

Народный фольклор

 

Перелистывая федеральные новости, наткнулся на очень любопытные материалы. По утверждению изданий «Важные истории», «Новая газета» и «7х7», главными поставщиками отечественных ИВЛ стали фирмы, оформленные на «номиналов», что привело к массовому отказу медучреждений от их оборудования. Памятуя, что правительство Орловской области рапортовало о приобретении для региона новых ИВЛ, в том числе и по линии Минпромоторга, решили узнать, а как обстоят дела с закупками в регионе?

«Мы долго молча отступали. Досадно было…»

Однако обо всём по порядку. Это сегодня аппараты ИВЛ – стратегический ресурс, дороже нефти. Только цена его измеряется не в долларовом эквиваленте, а в человеческих жизнях. А что было в регионе год, два года назад? В каком состоянии орловская медицина подошла к «линии фронта» с COVID-19?

Без преувеличения: Орловская область, как и страна в целом, столкнувшись с новой коронавирусной инфекцией, совершенно по-иному взглянула на состояние своей медицины. За плечами остались годы деструктивного реформирования, перекомплектования, бюджетного воздействия, чиновничьего бездействия. В результате Орловщина со дна своей «демографической ямы» получила профессиональный анамнез: рост числа заболеваний сахарным диабетом, онкопатологиями, сердечно-сосудистой системы.  При этом, регион попал в число 55 субъектов с максимальным сокращением медиков всех уровней: только вдумайтесь, на 10 тысяч населения ещё годом ранее приходилось всего 38 сотрудников медучреждений (смеем предположить, что сейчас и того меньше)! Хуже, чем на Орловщине, дела обстоят только в Костромской области. И что же мы видим: на фоне глобальной катастрофы (незадолго до появления COVID-19) Иван Залогин, человек, который буквально обязан бороться за каждого медика, заявляет, мол, уход врачей из региона – это не катастрофа, это современная специфика отрасли. Занавес, господа-товарищи… Вернее – COVID-19.

Who is, mr. Залогин?

Говоря об орловской медицине, просто невозможно не сказать некоторых слов о главе департамента здравоохранения. 

Иван Александрович Залогин. Родился в Тульской области, трудовую деятельность (в качестве врача-хирурга) начал в Белгородской. Собственно говоря, именно оттуда он и попал на Орловщину. И не куда-нибудь, а сразу в очень узкий круг широкого губернаторского влияния.

«Иван Залогин ранее пытался оптимизировать, оцифровывать, обеспечивать необходимым количеством лекарств (через дружественные или аффилированные компании) белгородскую медицину. Но не тут-то было: губернатор Белгородской области Евгений Савченко быстро разглядел, чем дышит Залогин и куда он может завести систему здравоохранения региона. Увольнение было молниеносным. Но… через некоторое время нашёлся друг, назовем его Сергей, который обратился к своему другу Андрею и посоветовал взять на работу такого ценного кадра, как Иван, который в то время руководил маленьким отделением для ветеранов при больнице в Белгороде. Друг Андрей, вместо того чтобы дать распоряжение проверить по всем направлениям предыдущую деятельность Ивана, вопреки здравому смыслу распорядился срочно принять его на службу — руководить Департаментом здравоохранения», – пишет Daily Storm, ссылаясь на комментарий орловского  депутата Виталия Рыбакова.

Попав на Орловщину, управленец Иван Залогин расцветает. И начинается глобальная модернизация орловской медицины: там – «усовершенствовали», здесь – сократили, оттуда – уволили. Примеров масса, но чего стоит только одна «элегантная» оптимизация «скорой», после которой часть медиков уехала, а та, что осталась, весь 2019 год провела в борьбе за свои права. 

Или оцените эффективность реализации региональной программы «Борьба с онкологическими заболеваниями», ответственным за которую был назначен Залогин. За весь 2019 год не было и месяца, чтобы СМИ не сообщили о непрекращающихся проблемах с лекарственным обеспечением граждан, в том числе онкологических больных. И до сих пор люди обивают пороги аптек в поисках положенных им лекарств.

В общем, стабилизировали медицину. На наш взгляд, до уровня дна и принялись за её информатизацию, которая обошлась бюджету в 63 млн рублей. Однако, как выяснилось в ходе проверочных мероприятий, проведённых прокуратурой и УФСБ, 45 бюджетных медицинских учреждений заключили контракты на «модернизацию» с одной-единственной фирмой из Белгорода. При этом были оплачены фактически не выполненные работы: ни на дату исполнения государственных контрактов, ни на момент проверки ни в одном из бюджетных учреждений здравоохранения Орловской области приобретённая в рамках госконтрактов медицинская информационная система в полном объеме не функционировала.

И вот, совершенно неожиданно, на плечи Ивана Залогина, и это в условиях тотального благополучия, обрушивается COVID-19. Но ничего, твердит упрямо чиновник, орловская медицина готова к вспышке коронавирусной инфекции!

Вот теперь плавно мы и подошли к самому интересному. К коечному фонду, пневмонии  и обеспеченности ИВЛ.

И где те койки?

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ:  «Абсолютно точно места в орловских яслях в этом году получат только 60 человек»

Согласно официальному ответу Залогина на запрос «Орелтаймс», за 2019 год на территории региона было зафиксировано  4 363 случая заболевания пневмониями. За первый квартал 2020 года, согласно заявлению того же Ивана Залогина, в регионе зарегистрировано 1 575 случаев заболевания пневмониями. Из них 429 – у детей. Позже, а конкретнее – 27 апреля 2020 года, руководитель регионального управления Роспотребнадзора Александр Румянцев заявил, что в Орловской области – 1053 человека с диагнозом «внебольничная пневмония», и все они сдали тесты на COVID-19. Как хочешь, так и сравнивай два ответа. Но здесь важна маленькая деталь: согласно аналитике РБК, в Орловской области на 10 тысяч населения в феврале 2020 года приходилось от 15 до 20 человек с диагнозом «пневмония», и это довольно высокий показатель по ЦФО.

Возникает вопрос: где содержится такое большое количество орловцев с диагностированной «внебольничной пневмонией»? И сколько коек у нас для ифицированных COVID-19, главным образом поражающим лёгкие?

Что касается коек для инфицированных коронавирусом, то издание Daily Storm приводит опять несколько нестыковок в числах и формулировках ответственного за здравоохранение в регионе: «27 марта заместитель Залогина Владимир Николаев на сессии облсовета привёл оптимистичные цифры: 368 аппаратов всего, 159 — в отделениях с инфекционными койками». Там же он сообщил и информацию по самим койкам: «216 инфекционных коек». 21 апреля Иван Залогин немного «сократил» число коек: «На данный момент развёрнуто 206 коек для лечения пациентов с COVID-19». Далее и вовсе разворачивается «театр»: руководитель Росздрава Михаил Мурашко перечисляя регионы, которые по состоянию на 22 апреля не подготовили коечный фонд в нужном объёме, заявляет, что «Орловская область должна мобилизоваться, чтобы обеспечить защиту своего населения». Уже вечером в своём традиционном эфире губернатор данную информацию опровергает. То есть не официально, не через серьёзную бумагу-опровержение на имя Мишустина, а в эфире для жителей Орловщины. А спустя несколько дней Иван Залогин, подтверждает… слова федералов, типа опровергнутые Клычковым, замечая, что к моменту отчёта перед федеральным центром область, действительно, была не готова, Но по итогу (на 30 апреля) Орловщина, конечно же, будет полностью мобилизована по коечному фонду. 

Всё это – на фоне данных Минздрава до «атаки» COVID-19: общая обеспеченность Орловской области койками составляла 6461 единицу, или 84 койки на 10 000 населения, что является САМЫМ НИЗКИМ  показателем в ЦФО.

Как покупали ИВЛ?

Ну а теперь – про ИВЛ. Только статистика заболевания пневмонией диктовала орловскому депздраву необходимость закупки аппаратов искусственной вентиляции лёгких. То есть их не хватало и до коронавирусной пандемии. Беда-проблема.

Но одна беда – отсутствие ИВЛ, другая – их покупка. Вторая проблема, признаем, актуальна не только для Орловской области. К примеру, «Важные истории» выяснили, что основными поставщиками ИВЛ для российских медицинских учреждений были неизвестные никому фирмы-посредники, основным видом деятельности которых являлся ремонт автотранспортных средств, а количество сотрудников в штате числилось от 0 до 1 человека.

«Эти фирмы были между собой связаны: они перепродавали ИВЛ российским больницам по завышенным ценам. Во многих случаях эти компании вводили в заблуждение больницы и поставляли им оборудование, не соответствующее техническим требованиям. Это вынуждало больницы по всей стране разрывать контракты и массово отказываться от отечественных ИВЛ», – пишет издание. Как итог, в конце прошлого месяца, уже в разгар пандемии и после «эффективных» предшествующих данному периоду закупок, правительство России выделило Минпромторгу 7,5 млрд рублей из резервного фонда на приобретение дополнительных ИВЛ, чтобы ликвидировать их острый дефицит в регионах России. Единственным поставщиком оборудования назначили «Концерн радиоэлектронные технологии» (КРЭТ) госкорпорации «Ростех». Проще говоря, правительство выделяет деньги на закупку ИВЛ у правительственной организации… Почему? Потому что время, когда можно было выбирать и регулировать цены на ИВЛ посредством рыночных механизмов бесследно потеряно.

Но вернёмся на родную грешную землю. Откуда ни возьмись, в апреле 2020 года от Залогина звучит число в 368 ИВЛ (159 – в отделениях с инфекционными койками), которые есть на Орловщине. Сколько из этого числа аппаратов, предназначенных именно для взрослого населения, Иван Александрович, даже через официальный запрос «Орелтаймс», прозвучавший на одном из брифинге со СМИ, внятно ответить не смог, признав лишь, что «не все аппараты из имеющихся предназначены для взрослого населения». 

Ответ мы решили искать в Интернете на сайте госзакупок.  Вот что нам удалось выяснить. 

Самая крупная сделка по закупке ИВЛ в Орловской области была совершена в 2018 году. Тогда, согласно пресс-релизу областного правительства, неонатальным отделением НКМЦ им. Круглой было приобретено оборудование для искусственной вентиляции лёгких на сумму порядка 20 млн рублей. Всего же за 2018-2019 годы на приобретение ИВЛ правительством Орловской области в лице Департамента экономического развития и инвестиционной деятельности было выделено порядка 78,8 млн рублей. При этом, согласно приложенной к заявкам документации, большая часть – это закупка аппаратов искусственной вентиляции лёгких для новорождённых. Таким образом, за два года правительством (по нашим расчётам) было закуплено примерно 32 аппарата ИВЛ, большая часть из которых – для новорождённых, то есть, данные аппараты не могут применяться для взрослого населения.

К сожалению, итогового числа, в том числе, закупок или обеспеченности ИВЛ взрослых, как мы ни старались – не нашли. Сложно рассуждать и об общей эффективности проведённых тогда аукционов, однако некоторые их итоги стали известны несколько дней назад. В частности, Арбитражный суд Орловской области рассмотрел дело о закупках ИВЛ, которые были произведены ещё в 2018 году. Тогда Орловская областная больница посредством размещённого тендера заключила контракт на поставку трёх ИВЛ на общую сумму в 6,2 млн рублей. Победителем аукциона было признано ООО «Союз» (Санкт-Петербург), предложившее наиболее низкую цену контракта – по сравнению с орловской компанией ООО «Медкорм-М»  – на почти 100 тысяч рублей.  Контракт заключили с тем, что предложил подешевле. Но, как говорится, скупой платит дважды. Больница была вынуждена отказаться подписывать акт приёмки-передачи, поскольку при вскрытии коробок с оборудованием были обнаружены серьёзные недостатки. Был суд, но арбитраж не нашёл в действиях больницы ничего незаконного и неправомерного. 

Заметим: больница всё сделала правильно. Но по факту – минус три аппарата ИВЛ на тот период и потерянное время. Это лишь один маленький факт, но сколько их таких, скажем так, мешающих нормальному медицинскому обслуживанию больных орловцев – Бог весть. И сколько у нас ИВЛ – неразгаданная тайна. В том числе, похоже, и для г-на Залогина – во всяком случае, он оперирует совершенно разными цифрами в разных источниках. И как «ОрелТаймс» не старался связать элементы в единую цепь, высчитывая конкретные цифры и по количеству существующих на начало 2020 года, и по количеству закупленных регионом аппаратов ИВЛ, ответов нет. Нет их ни в многочисленных публикациях СМИ, ни на сайте госзакупок, ни в ответе на официальный запрос нашего издания Ивана Залогина.

Накануне губернатор Орловской области Андрей Клычков сообщил, что в больницу им. Семашко на федеральные деньги по линии Минпромторга было закуплено и доставлено 55 мобильных аппаратов ИВЛ высокого класса, предназначенных для применения у детей и взрослых, – «Авента-М». 

Изюминка заключается в том, что произведены они АО «Уральский приборостроительный завод», который входит в тот самый АО «Концерн радиоэлектронные технологии», выбранный правительством страны в качестве единственного поставщика. Получается, что и Орловская область стала частью большой и очень интересной «закупочной государственной системы». Говоря очень просто, федеральные деньги, выделенные на ИВЛ, совершив круговорот, вернулись в качестве оплаты в федеральную государственную компанию, входящую в структуру «Ростеха».

Однако 55 «минпромторговских» аппаратов ИВЛ – не единственное приобретении в 2020 году. Согласно данным сайта госзакупки.рф., правительством Орловской области были объявлены четыре тендера на поставку ИВЛ в больницы на общую сумму в 19,1 млн рублей. Во всех случаях в поставщиках фигурирует всего одна фирма: ИП Королев Константин Сергеевич. Конкурентов на двух конкурсах у него не было, ещё на одном соперником выступал такой же малоизвестный зарегистрированный в Москве индивидуальный предприниматель.

Что за птица? Почему – она? Согласно данным сайта rusprofile, ИП Королёв Константин Сергеевич был зарегистрирован в 2017 году в Москве (к слову, в предыдущих закупках ИВЛ для Орловской области, изученных нами за 2018-2019 годы, данная организация не фигурировала ни разу). Основной вид деятельности: «торговля розничная лекарственными средствами в специализированных магазинах (аптеках)». Среди дополнительных видов деятельности указаны, в том числе, и торговля мясом, фруктами, пищевыми продуктами, кофе, чаем и ещё много чем. Судя по данным сайта, Константин Королёв уже законтрактован: с БУЗ «Орловской области» (ООД) (3 контракта на общую сумму в 28,7 млн рублей); БУЗ Орловской области «Мценская ЦРБ» (1 контракт на 2,4 млн рублей). Прибыли ли заказанные аппараты ИВЛ в указанные медицинские учреждения и в каком качестве – опять же широкой публике неизвестно.

Тем временем, на украинском военном заводе за десять дней разработали аппарат ИВЛ, который обошёлся в 720 долларов (54 тысячи рублей). Прибор уже передали на сертификацию в их Минздрав. Однако, как нам уже известно, основной и единственный поставщик ИВЛ (в среднем за 1,5 млн за штуку) по государственным закупкам в России уже определён, и вряд ли правительство будет готово менять свои планы. Впрочем, это так, к слову. Орловщина к этому не имеет никакого отношения.

 В качестве послесловия

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ:  Реконструкция победы над «Соловьём-разбойником», подоить козу и гастрономический фестиваль «Тургеневский бережок»: на что ещё пойдёт правительство Орловской области для привлечения туристов?

Все рассуждения о том, как Орловская область борется с COVID-19, могли бы так и остаться в плоскости очередного журналистского материала, если бы не сегодняшние суровые реалии. Цифры говорят громче слов. Орловская область 3 мая подтвердила 68 новых случаев заражения коронавирусной инфекцией, число людей с COVID-19 буквально за два дня перевалило за полтысячи и на 3 мая составляло 662 человека.  Если сложить эти цифры с показателями предыдущей недели, то окажется, что семь дней назад больных COVID-19 в регионе было меньше в 2,4 раза. А если за точку отсчёта взять 22 апреля (как это сделало издание Daily Storm), то разница будет еще масштабнее: произошло увеличение в 5,8 раза. Это один из самых худших показателей по России. На фоне печальной статистики по различным телеграм-каналам даже прокатилась волна слухов о возможной отставке губернатора. Слухи, конечно, преувеличены, однако, как известно, «дыма без огня не бывает». 

Есть у этой проблемы и ещё одна сторона «медали»: в Орловской области среди инфицированных COVID-19 (только согласно официальной статистике) 29 медиков. Несколько дней назад стало известно о новой вспышке коронавирусной инфекции в медицинском учреждении: под ударом оказались медики Орловской подстанции скорой медицинской помощи Заводская. Те, что выезжают на вызов, те, что «на передовой» в борьбе с COVID-19. Почему так происходит? Хватит ли ковидных коек и аппаратов ИВЛ, учитывая темпы роста даже среди медицинского персонала? Почему врачи продолжают сетовать на отсутствие СИЗов и слабое тестирование? 

Вот что ответил по поводу данной ситуации 3 мая губернатор Клычков, если это вообще можно считать ответом: «Я даже не хочу вдаваться в подробности. Это ответственность и руководства, но опять-таки, по той информации, что есть у меня, инфицирование произошло не во время выезда, а в результате контакта дома. Разговаривали с руководителем станции «скорой помощи», поставлена задача обеспечить всех медиков, вне зависимости от того, куда они едут средствами защиты».

Сказать подобное в ситуации всеобщей озабоченности, волнения, а то и гнева,, как  видится, это, как минимум, расписаться в абсолютной беспомощности власти в защите медицинского персонала и населения. И это спустя два месяца рапортов о закупках масок, санитайзеров, костюмов, мантр о том, что “в Багдаде всё спокойно”  и прочем… По правде говоря, региональная власть всё больше напоминает пациента с диагнозом «атаксия». Частые хаотичные движения, раскоординация, расстройство речи. «Больной» с огромными усилиями справляется даже, с казалось бы, простейшими задачами, но делает это упорно, каждый вечер и на широкую публику.

А тем временем, цифры в регионе растут, опережая среднюю по России статистику. По состоянию на 4 мая в регионе насчитывается 90,3 человека с COVID-19 на каждые 100 тысяч населения. Это один из самых высоких показателей в ЦФО. Губернатор утверждает, что всё происходит по причине «ранней диагностики заболевания». Мол, лучше сейчас мы покажем реальную картину по инфицированным, в том числе и бессимптомных, чтобы в перспективе выйти на плато и постепенное снижение…Однако пока наше орловское «плато» какое-то уж слишком холмистое, а о «постепенном снижении», как и о полномасштабной «защите медиков» речь и вовсе не идёт. 

Автор: Евгений Кузнецов

Рекомендуем наши новости

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Программы

Орловский губернатор настойчиво предлагает папе искать клад

Орловский губернатор настойчиво предлагает папе искать клад

Не знаю, как у вас, а у меня слово «бюджет» вызывает скуку и желание изменить тему. Потому как непонятно и всё равно заведут за угол. Все эти «трансферты», «субвенции», нормативы отчислений и ...

Проекты

Видео

COVID-19 не помешал провести в Орле торжества в сквере Танкистов

COVID-19 не помешал провести в Орле торжества в сквере Танкистов

Сегодня, 5 августа орловцы отмечают День города. В сквере танкистов состоялось торжественное мероприятие, посвящённое освобождению Орла и области от немецко-фашистских захватчиков.  Участие в ...